wrapper

Telegr

Ключевые слова: IT-специалист, ценности, культура, социокультурная модернизация, программист, «цифровой концлагерь».

Основными задачами этой статьи являются: 1) выделение позитивных и негативных с точки зрения решения «больших» социальных задач социокультурных качеств российских IT-специалистов; 2) предложить форматы работы с позитивными/негативными социокультурными качествами; 3) указать на возможные формулы актуализации социокультурного потенциала российского IT-сообщества. Этим текстом мы подводим промежуточный итог нашей работы (см.: [5—11]).

Позитивные социокультурные особенности. По результатам проведенной работы мы можем выделить следующие позитивные социокультурные особенности российских IT-специалистов (табл. 1).

Культурная преемственность. Данная социальная группа может рассматриваться в качестве «наследника» советской и российской технической интеллигенции. Даже специалисты без базового образования, связанного с IT, в некоторой степени наследуют ценностные установки технической интеллигенции в процессе профессиональной социализации. Мы видим в этом сильный социокультурный потенциал.

Коллегиальность. «Сильная» социокультурная особенность — способность решать задачи коллективно — позволяет рассматривать российских IT-специалистов в качестве эффективного агента социокультурной модернизации и субъекта реализации «больших» социальных проектов.

Открытость. Российское IT-сообщество является открытой на вход группой: любой человек вне зависимости от образования, происхождения, пола и других индивидуальных характеристик может стать членом сообщества. Единственный критерий для вхождения — профессионализм. Если ты можешь качественно выполнить задачу, значит являешься частью сообщества; твое происхождение не имеет значения (или значит очень мало). Открытость — важная групповая черта в контексте социокультурного развития.

Рациональность. Эта «профессиональная деформация» может способствовать принятию качественных «социальных» решений и повысить эффективность «ревизии институтов»[1]. Эта же особенность в совокупности с «природной въедливостью» может привести к эффективному контролю государственных решений и быть использована в качестве инструмента реализации «больших» социальных проектов, например, в виде работы с «исходным культурным кодом»[2].

Ценностный крен в сторону наднациональной культуры.Эта особенность потенциально может иметь позитивный эффект в двух направлениях. Во-первых, российские IT-специалисты, будучи наследниками советской технической интеллигенции, имеют много общего со своими коллегами из других стран бывшего СССР, которые также являются культурными наследниками «той самой» технической интеллигенции. Это значит, что они могут быть фактором позитивного межнационального диалога на региональном уровне. При этом обратим внимание на то, что «советская техническая интеллигенции» является ненагруженным негативными социально-политическими коннотациями брендом. Во-вторых, ориентация на наднациональную культуру и ценностная вовлеченность в глобальное сообщество позволяют рассчитывать на то, что IT-специалисты будут способствовать позитивной интеграции российского общества в мировое сообщество.

Ответственность. В ценностный каркас исследуемого сообщества входит такое качество личности, как ответственность. Эта черта является принципиальной с точки зрения потенциала российских IT-специалистов выполнять роль драйвера позитивных социокультурных процессов.

Условно негативные социокультурные особенности. К условно негативным социокультурным характеристикам можно отнести следующие.

«Фирменное высокомерие айтишника». Особенность взаимодействия с другими группами, выделяемая в качестве негативной в том числе самими членами российского IT-сообщества. Является негативной характеристикой с точки зрения социокультурного развития, потому что может отрицательно сказаться на договороспособности. Причинами «высокомерия» могут быть культурные, ценностные противоречия, социальный разрывы с остальными членами общества, особенности формирования коллективной идентичности и др.

Номадизм. Универсальным является представление об «айтишнике» как легко меняющем место жительства специалисте: IT-специалист может выполнять свои профессиональные задачи из любой точки мира, где есть интернет. Это представление распространено как среди самих IT-специалистов, так и среди людей вне IT. Подобная профессиональная специфика оценивается как позитивное качество, указывающее на мобильность специалиста[3]. Однако эта же особенность может иметь следствием меньшую заинтересованность в улучшении социальных институтов конкретной территории — какой смысл прилагать усилия, если можно легко поменять место жительства[4]? При это может иметь место «ценностный номадизм»[5] — укорененное в сознании представление о том, что специалист может сменить обстановку в любой момент. Ценностный номадизм может оказывать влияние на социальную активность и быть причиной абсентеизма даже в том случае, если специалист вовсе не меняет и не планирует менять место жительства[6].

Культурное противопоставление российскому обществу — в формате «мы» и «они». «Мы» — это ориентированные на будущее деятельные представители современного мира, «они» — это консервативное большинство, живущее прошлым. Это противопоставление может не иметь под собой реальных оснований и гипертрофировать консерватизм россиян — в этом случае подобное культурное противопоставление является лишь элементом групповой идентичности.

Абсентеизм. Является следствием номадизма, недоверия формальным институтам, обеспечивающим социальное действие, ценностного несоответствия (реального или мнимого) российскому обществу, особенностей формирования групповой идентичности («настоящий айтишник вне политики»)[7].

Таблица 1

Социокультурные особенности российских IT-специалистов

Качества Описание
Наследие Культурные наследники «той самой» технической интеллигенции
Открытость Смещение фокуса с формального статуса на фактические способности: не важно, кто ты — важно, что ты умеешь; демократичность
Рациональность Качественное принятие решений; способность «подморозить» систему; ревизия институтов
Коллегиальность Способность работать в команде; потенциальная способность «слышать» представителей других групп
Наднациональная культура Общее наследие с «технарями» из других стран бывшего СССР; позитивная наднациональная культура как фактор интеграции общества в мировую систему
Ответственность Важнейшее качество личности в контексте социокультурного развития и решения «больших» социокультурных задач
«Фирменное высокомерие» Мешает позитивной работе с представителями других групп; снижена договороспособность. Причины: ценностный/культурный/социальный разрывы (мнимые или реальные)
Номадизм Относительно простая смена места жительства — могут быть меньше заинтересованы в улучшении российских социальных институтов; «ценностный номадизм»
Культурное противопоставление Есть «они» и есть «мы»; две России: «Россия айтишников» и «Россия заводов»; консерватизм vs современность; прошлое vs будущее; терпение vs действие


Продолжение табл. 1

Абсентеизм

Как следствие недоверия российским формальным институтам гражданского общества, номадизма и ценностного несоответствия (реального или мнимого) российскому обществу

Источник: составлено автором.

«Лекарствами» от условно негативных социокультурных особенностей могут быть: 1) вовлечение российских IT-специалистов в социальные процессы, в работу над «большими» социокультурными проектами — в частности, указание на то, что они могут выступить в роли драйвера, агента и каркасного элемента позитивных социокультурных изменений; 2) демонстрация отсутствия «жесткого» ценностного разрыва с российским обществом; 3) ориентация на долгосрочные социокультурные цели, соответствующие ценностным ориентирам членов сообщества; 4) взаимная интеграция технических и гуманитарных наук при подготовке специалистов в высшей школе.

Взаимные настороженности. Также препятствием может быть то, что условно можно обозначить как «взаимные настороженности». Это имеющие негативные коннотации представления (часто неверные и далеко не повсеместно распространенные) о российском обществе у IT-специалистов и об «айтишниках» у некоторых членов общества (табл. 2).

Препятствием для актуализации российского IT-специалиста в качестве каркасного элемента «больших» социальных проектов является некоторое ценностное противопоставление российских «айтишников» остальным членам общества. У этого противопоставления могут быть разные причины.[8]. Однако на сознательном уровне наблюдается групповой консенсус по поводу главной причины отличия российского IT-специалиста от остальных членов российского общества — это консерватизм россиян.

IT-специалист, по определению, находится в авангарде технологического развития, поэтому его взгляд направлен в будущее[9]. Запрос на модернизацию — это своего рода экзистенциальный выбор профессионала из сферы IT. Кроме того, сказывается близость IT-специалистам наднациональной культуры, значимым элементом которой является либеральная трудовая этика[10].

Противопоставление себя другим социальным группам является скорее элементом групповой идентичности. В этом случае дело не столько в реальном консерватизме россиян, сколько в «искусственном» противопоставлении себя обществу, т. е. в формировании за счет этого противопоставления коллективной идентичности. Следствием установки на консерватизм российского общества является и представление о технопессимизме россиян, которое является иллюзией и не соответствует действительности. На это ценностное противопоставление можно возразить, что в целом российское общество гораздо более модерновое, чем о нем думают сами россияне
(в том числе и «айтишники»).

С другой стороны, некоторую настороженность по отношению к «айтишникам» мы наблюдали при обсуждении данной темы с людьми, не имеющими отношения к IT[11]. Эту настороженность можно обозначить следующими опасениями.

  1. Опасение чрезмерного цифрового контроля. Грубо говоря, люди боятся попасть в «цифровой концлагерь». Это опасение переносится на тех, кто, по их мнению, «строит» этот «цифровой концлагерь», т. е. на IT-специалистов. На это можно легко возразить: сами российские IT-специалисты не меньше других[12] опасаются чрезмерного вмешательства в свою частную жизнь. В этом смысле они, будучи сами специалистами в этой области, являются, скорее, защитой общества от чрезмерного цифрового контроля.
  2. Опасение чрезмерного развития искусственного интеллекта; страх замены. Люди боятся, что искусственный интеллект заменит их. Нельзя сказать, что эти страхи не обоснованы.

Функционально искусственный человек может полностью заменить человека. Такой вывод следует из доклада, сделанного на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Авторы доклада считают, что искусственный интеллект будет не только помощником в быту, но и «заместителем» человека на производстве. На смену человеку в ближайшее время должен прийти «компьютерный человек», «новый вид живого существа, обладающий интеллектом», утверждает один из авторов доклада, профессор Принстонского университета Джон Ходжкинсон. «Компьютерный человек» будет обладать способностью к обучению, самообучению и принятию решений самостоятельно. В будущем такие машины смогут выполнять функции людей в некоторых сферах производства, считает профессор Ходжкинсон. По его мнению, это, в первую очередь, касается интеллектуального труда. Искусственный интеллект позволит выполнять работу, которая раньше считалась исключительно человеческой и требующей высокой квалификации[13].

На это справедливое опасение можно возразить следующим: в самом IT-сообществе ведутся дискуссии о потенциале замены искусственным интеллектом самих IT-специалистов.[14] «Айтишники» видят эту опасность и работают с нею. Таким образом, общее для всех опасение перед неконтролируемым вмешательством искусственного интеллекта становится важным условием социального диалога и одним из элементов общественного компромисса. Более того, в фиксации исключительного положения человека заинтересованы все социальные группы, что может стать основанием «больших» социальных проектов[15].

  1. Усталость от чрезмерного внимания к IT-сфере. Эта «ревность» становится следствием форсированной цифровизации российской экономики и сопутствующей информационной оболочки. «Лекарствами» являются гармоничное развитие других сфер, а также формирование у общества представления о российском специалисте как об эффективном инструменте не только экономического, но и социального развития.

Вместе с тем следует заметить, что в целом отношение к российским IT-специалистам крайне положительное: российский «айтишник» является поводом для гордости; «русский хакер» является брендом[16]; IT-специалист воспринимается как профессионал мирового уровня и российское конкурентное преимущество; никаких претензий со стороны людей вне IT по поводу «завышенных» зарплат в IT-сфере мы не встречали.

Формат работы. В качестве отправной точки в поиске общих формул можно выбрать ориентацию на позитивные социокультурные характеристики российского IT-сообщества: актуализация представления о социокультурном потенциале российского IT-сообщества среди самих членов сообщества[17]; актуализация среди других социальных групп позитивного образа IT-специалиста как агента социокультурной модернизации (табл. 3).

Таблица 2

Взаимные настороженности

Настороженности IT‑специалистов Настороженности общества

Консерватизм/инертность/социальная апатия

Причина в сильном запросе на модернизацию социальных институтов; дело не столько в реальном консерватизме, сколько в «искусственном» противопоставлении себя обществу

«Цифровой концлагерь»

Страх замены «компьютером». Опасение перед неконтролируемым развитием цифровых технологий и, прежде всего, технологий контроля

Технопессимизм —

иллюзия как следствие установки на консерватизм россиян

Усталость от темы

Много внимания уделяется сфере IT и недостаточно внимания другим сферам

В целом российское общество более модерновое, чем о нем думают сами россияне (в т.ч. IT-специалисты). Повышение осведомленности о российском обществе будет способствовать избавлению от ошибочных представлений о нем. И, наоборот, формирование социально-политического дискурса в духе «природного» консерватизма россиян будет не только способствовать дистанцированию от общества наиболее модернизованных его представителей, но приведет и к увеличению разрыва между реально существующими неформальными институтами и формально декларируемыми ценностями, т.е. к «жесткой» дегармонизации институтов.

Источник: составлено автором.

Таблица 3

Актуализация позитивных социокультурных
характеристик российских IT-специалистов

IT-специалисты Российское общество
Ответственность Ответственность в контексте «больших» социальных проектов предполагает выход за границы индивидуальных и корпоративных интересов, в том числе культурных и ценностных предпочтений. Человек — главная ценность; ответственность за будущее — это ответственность за человека. Каждый человек имеет «право на ностальгию», в том числе тот, чьи ценностные установки отличаются от твоих ценностных установок — твоя ответственность расширяется на другого человека Ответственность — это принципиальное личностное качество агента «больших» социальных проектов, в том числе потому, что предполагает выход за границы личных и корпоративных интересов. «Ответственность» — это важный элемент формирующегося социально-политического дискурса в России и «главное слово» при реализации «больших» социальных проектов
Коллегиальность Коллегиальность предполагает учет позиции других групп; поиск приемлемого компромисса, выработка конвенции Коллегиальность в качестве базовой установки предполагает взаимовыгодное сотрудничество и коллективное решение социальных задач
Открытость Каждый имеет право голоса вне зависимости от происхождения, социального статуса, идентичности или других индивидуальных характеристик Открытость группы указывает на то, что отдельные ее члены могут наследовать ценностные установки на демократичность, терпимость


Продолжение табл. 3

Наследие Позитивная историческая память Есть общее позитивное прошлое; «свои»
Человек вне «цифрового концлагеря» Индивидуальная свобода — это важно, полезно и приятно. Ограничение технологий фундаментальной ценностью личности — стимул для развития «сложных» технологий [5] В «цифровой концлагерь» никто не хочет, в том числе туда не хотят и российские IT-специалисты
Межнациональное сотрудничество

Российский IT-специалист может являться стабилизирующим и интегрирующим фактором на региональном (страны бывшего СССР) и мировом уровнях

Российский IT-специалист — это важный элемент интеграции в международное сообщество; интегрирующий социокультурный фактор на постсоветском пространстве; международный бренд
Рациональность Эффективная ревизия институтов; эффективный контроль государственных решений; работа с «исходным культурным кодом» — что должно быть в фундаменте «больших» социальных проектов? Эффективная оценка государственных управленческих решений; профессиональная оценка технологий и их применения, в том числе технологий контроля; ориентация на коллективные действия.

Источник: составлено автором.

Поиск общих формул взаимодействия. Мы исходим из того, что российские IT-специалисты заинтересованы в участии в формировании долгосрочных целей и направлений социокультурного развития российского общества. Несмотря на демонстрируемый абсентеизм, подкрепляемый ценностным номадизмом и недоверием к формальным институтам, мы видим сильный запрос на участие в социальной жизни, который действительно может быть «спящим», но при этом является вполне оформленным и достаточно выраженным. Кроме того, российские IT-специалисты постепенно теряют статус эксклюзивности в международном пространстве[18]. Вернуть им статус эксклюзивности может помочь участие в «больших» социальных проектах в качестве каркасного элемента. В этом случае к уже привычному статусу сильных профессионалов добавится статус «социального драйвера». Образ российского IT-специалиста обладает позитивными коннотациями у россиян: это наследник «той самой» технической интеллигенции, профессионал мирового уровня, повод для гордости. Все это позволяет рассматривать российского IT-специалиста в качестве значимого элемента позитивных социокультурных процессов: социокультурной потенциал российского сообщества IT-специалистов является высоким, однако существуют препятствия для его актуализации.

Формы актуализации. Предположительно, элементами формулы актуализации социокультурного потенциала российских IT-специалистов могут быть: 1) приоритет будущего над прошлым: вектор на развитие; 2) ценностный приоритет человека: гуманизм; человек — это абсолютная ценность; каждый человек имеет «право на ностальгию»; 3) ответственность на всех уровнях: распределенная коллективная и индивидуальная ответственность за «социальный» результат, коллегиальное решение задач. Эти элементы могут быть фундаментом «больших» социокультурных проектов, в которых могут принять участие российские IT-специалисты.

Заключение. Российское сообщество IT-специалистов обладает «сильным» социокультурным потенциалом. Если говорить о возможных формулах актуализации этого потенциала, то можно выделить те элементы формулы, которые обращены к самим российским специалистам и обращают внимание на их социокультурные возможности, а также те, которые обращены к российскому обществу с задачей формирования образа российского IT-специалиста как драйвера позитивных социокультурных процессов.

Сообществу IT-специалистов можно предложить следующее. Российское общество не является ни чрезмерно консервативным, ни технофобным. Россияне не особо доверяют государству и вовсе не в восторге от доминирования технологий контроля, которые загоняют их в «цифровой концлагерь». Россияне воспринимают российских «айтишников» как повод для национальной гордости. Ответственность — это важная личностная черта, в контексте социокультурного развития предполагающая расширение ответственности на всех, в том числе на те институты, группы людей и их ценностные предпочтения, которые не разделяются «носителем» ответственности. Коллегиальность — это исключительный навык, позволяющий взаимодействовать разным группам людей. Открытость — это важная групповая особенность, указывающая на демократичность и терпимость во взаимоотношениях между людьми

Российскому обществу можно предложить следующее. Российские IT-специалисты являются культурными наследниками «той самой» технической интеллигенции, т. е. они «свои». Они также, как и другие члены общества, не в восторге от чрезмерного развития технологий контроля и могут выступить защитой общества от «цифрового концлагеря». Особенностями российского «айтишника» являются профессионализм, рациональность, способность к командной работе, которые указывают на его потенциал в работе по «ревизии институтов» и поиску выхода из нежелательной социокультурной колеи развития. Важным качеством личности считается ответственность. Российское сообщество IT-специалистов является открытой группой — войти в профессию можно без базового образования, следствиями чего являются демократичность и терпимость как культурные особенности. Главным критерием для «входа» является профессионализм.

Исследование в данном направлении является важным с точки зрения социокультурного развития российского общества. Ближайшими задачами в этом направлении являются: 1) финализация уже проведенных исследований культурных особенностей российского сообщества IT-специалистов; 2) расширение исследования на другие социальные группы[19]; 3) исследования социокультурного потенциала российского общества в целом[20].

Литература

  1. Ермошина К. За код и страну: гражданские хакеры в современной России // Из России с кодом: Миграции программистов в постсоветскую эпоху. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2021. С. 146—180.
  2. Заменят ли роботы программистов? Хабр. URL: https://habr.com/ru/company/jugru/blog/534866/?ysclid=l4q7xnup2e552985340 (дата обращения: 23.06.2022).
  3. Земнухова Л. Взлет и падение бренда «русских технарей» в Лондоне // Из России с кодом: Миграции программистов в постсоветскую эпоху. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2021. С. 531—560.
  4. Машины вместо инженеров: почему искусственный интеллект доберется и до программистов? Форбс. URL: https://www.forbes.ru/tehnologii/341535-mashiny-vmesto-inzhenerov-pochemu-iskusstvennyy-intellekt-doberetsya-i-do? (дата обращения: 23.06.2022).
  5. Мерзляков С С. Российский IT-специалист: между «цифровым концлагерем» и «технологическим гуманизмом» // Вопросы инновационной экономики, 2021. Т. 11. № 4. С. 1543—1556.
  6. Мерзляков С.С. Российское сообщество IT-специалистов как ресурс позитивных ценностей: проблематизация вопроса // Этносоциум и межнациональная культура. 2020. № 9. C. 46—56.
  7. Мерзляков С.С. Социокультурные особенности российских IT-специалистов // Экономика труда. 2020. Т. 7. № 11. С. 1037—1054.
  8. Мерзляков С.С. Социокультурный потенциал российского сообщества IT-специалистов. Ч. 1 // PREPRINTS.RU: URL: https://doi.org/10.24108/preprints-3112497 (дата обращения: 23.10.2022).
  9. Мерзляков С.С. Социокультурный потенциал российского сообщества IT-специалистов. Ч. 2 // PREPRINTS.RU: URL: https://doi./10.24108/preprints-3112498 (дата обращения: 23.10.2022).
  10. Мерзляков С.С. Ценностные ориентации российских IT-специалистов: пилотное исследование // Информационное общество. 2021. № 2. C. 2—10.
  11. Мерзляков С.С., Сухина Т.С. Российское IT-сообщество в контексте социокультурной модернизации. Результаты интервью. Ч. 1. // Вестник Томского государственного университета. 2022. №  2.
  12. Шатохина Л. Русские программисты в Финляндии: самопрезентация в миграционном нарративе // Из России с кодом: Миграции программистов в постсоветскую эпоху. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2021. С. 50 —530.
  13. Matthias A. The responsibility gap: Ascribing responsibility for the actions of learning automata. Ethics and Information Technology. 2004. № 6. P. 175


*Пример ссылки при цитировании материалов журнала: Мерзляков С.С. Российское IT-сообщество: поиск формулы актуализации социокультурного потенциала // Философия хозяйства. 2022. № 6. С. 183—200.

[1] Выделение неэффективных, не прижившихся социальных институтов и работа с ними.

[2] Что должно находиться в фундаменте «больших» социокультурных проектов, направленных в будущее?

[3] При этом следует подчеркнуть, что профессиональная мобильность входит в ценностный каркас профессии в качестве одного из самых важных элементов (см., например: [12]).

[4] Заметим, что наблюдается и противоположный эффект: чем выше доход, тем выше потребность человека оказывать влияние на социальные процессы. Увеличение дохода российских IT-специалистов может приводить к росту их заинтересованности в участии в социальной жизни. В ходе нашей работы мы часто наблюдали этот эффект (см. также: [1]). Однако эта заинтересованность часто является «спящей» – мешают «ценностный номадизм», представление о том, что «настоящий айтишник вне политики», а также недоверие к российским формальным институтам гражданского общества. Таким образом, возникает несколько парадоксальная ситуация: потребность в гражданском действии есть, но есть и установки, которые мешают актуализации этой потребности.

[5] Возможно, не очень удачный термин. Некоторые из наших собеседников посчитали, что под «ценностным номадизмом» мы понимаем «легкое» изменение ценностных установок. Это не так. Под ценностным номадизмом мы понимаем исключительно укорененное в сознании представление об IT-специалисте как о принципиально мобильном и не зависящем от конкретной территории субъекте. Ценностный номадизм никак не связан с реальными перемещениями субъекта, но фиксирует ценностную установку на принципиальную непринадлежность конкретной территории: специалист может ни разу в жизни не сменить место жительства, но сама мысль о своей мобильности будет оказывать влияние на его социальное поведение, например, в формате избегания социального действия.

[6] Заметим, что эмиграция российских IT-специалистов имеет не только очевидные негативные следствия для российского общества. Одной из «сильных» черт российских IT-специалистов является активное профессиональное сообщество. Поэтому следует принимать во внимание то, что работа специалистов за границей потенциально окажет позитивный эффект на все сообщество в виде передачи опыта от одних членов сообщества другим, в том числе от тех, кто работает в иностранных компаниях над инновационными проектами. В этом смысле отъезд некоторых специалистов можно рассматривать как вариант долгосрочной инвестиции в сохранение инновационного потенциала всего сообщества. Этот процесс может быть негативным в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной перспективе он может иметь некоторые позитивные следствия в виде приобретенного опыта работы над инновационными проектами, сохранения статуса наднационального специалиста без негативных социально-политических коннотаций. Также обратим внимание на то, что сама возможность относительно легкой смены места жительства IT-специалистов может стимулировать государства конкурировать за кадры, в том числе в формате улучшения условий жизни, а также улучшения общественных пространств и институтов.

[7] Обратим внимание на то, что причиной абсентеизма российских IT-специалистов может быть также и целенаправленное «внешнее» воздействие.

[8] Причинами могут быть: значительно повысившийся статус IT-специалиста в период форсированной цифровизации российской экономики: высокий уровень дохода; внимание со стороны общества к IT-сфере в целом и т. д.

[9] Ориентация на будущее и постоянное обновление знания являются способом существования – постоянное самообразование является залогом профессиональной дееспособности специалиста. Если IT-специалист прекратит следить за тенденциями, то быстро потеряет квалификацию. Это связано с быстрым развитием цифровых технологий.

[10] В целом культура IT близка именно западной либеральной культуре. Однако утверждение об абсолютном доминировании западной культуры в ценностном каркасе российских IT-специалистов – ошибка. Если попытаться дать определение культуре российских IT-специалистов, можно предложить следующее: российская культура с сильным ценностным креном в сторону западной культуры [11].

[11] В том числе в академическом пространстве: на конференциях, когда выступали с докладами; в рецензиях на наши статьи по этой теме.

[12] Возможно, даже больше других людей.

[13] За исключением первого предложения этот абзац полностью написан нейросетью (URL:https://yandex.ru/lab/yalm), которая вполне способна создавать текст, опознаваемый как достаточно осмысленный. Существует ли вообще Джон Ходжкинсон? Выступал ли он в Давосе? Автор этой статьи не может достоверно определить его существование (при этом никто не обманывал автора – иллюзия была создана нейросетью без участия человека; создатель нейросети не является автором обмана), а читатель этой статьи не может достоверно определить, написана ли сама эта статья человеком. Этот пример нам нужен только для того, чтобы указать на потенциал функционального замещения человека: даже для того, чтобы создавать среду обитания человека, сам человек в качестве архитектора этой среды становится избыточным. Если один абзац этой статьи написан машиной, то, возможно, машиной написан еще какой-нибудь – возможно, тот, который потенциально и формируют среду обитания? На дистанции подобные феномены могут привести к крайне любопытным этическим кейсам вроде «провала в ответственности» [13].

[14] См., например: [2; 4].

[15] Защита человека и его существования в качестве абсолютной ценности — это «сильный» фундамент долгосрочных социальных проектов.

[16] Вне зависимости от реальности существования «русских хакеров».

[17] В том числе с помощью указания на «спящую» заинтересованность в социальном действии, а также на мешающие актуализации этой заинтересованности явления, например, распространенность среди членов сообщества такого элемента профессиональной идентичности, как принципиальный абсентеизм – «настоящий айтишник вне политики». Заметим, что это препятствие актуализации социальной активности может быть преодолено коллективной «отменой» подобного представления как необходимого элемента групповой идентичности.

[18] Если раньше программист — выходец из стран бывшего СССР — считался штучным и эксклюзивным специалистом, то сейчас он — все еще сильный профессионал, представляющий одну из лучших школ в мире, но уже без флера эксклюзивности (см.: [3]).

[19] В том числе профессиональные группы (другие технические специальности, военнослужащие и т. д.).

[20] Например, в формате поиска и анализа потенциала актуализации позитивных культурных особенностей российского общества.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Календарь

Май 2024
21
Вторник
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->