wrapper

    

Ключевые слова: опережающее развитие, социокультурная модернизация, ценности, культура, дистанция власти.

Abstract. The article offers a number of tools for socio-cultural modernization, which are based on the model of advanced development: replacing or supplementing outdated social formulas, expanding the space of the possible, updating «the right to make mistakes», reducing the distance of power, updating value preferences, studying the value characteristics of individual social groups, and mutual integration of technical and humanitarian Sciences in training specialists.

Keywords: advanced development, socio-cultural modernization, values, culture, power distance.

УДК 304; 308

ББК 87.6

Подтвержденная кросс-культурными исследованиями связь между экономическим развитием и неформальными институтами культуры в виде ценностей, привычек, моделей поведения, распространенных в обществе [2; 11; 12] позволяет рассматривать социокультурную модернизацию в качестве эффективного инструмента социально-экономического развития [9]. Задачами социокультурной модернизации являются поиск и актуализация в социальном пространстве позитивных ценностных установок и других феноменов культуры, которые способствовали бы движению в направлении модернизации общества. Ресурсом социокультурной модернизации может быть как другое общество, в этом случае речь идет о трансляции институтов культуры, так и внутренние резервы данного общества, в этом случае речь идет об использовании национальных особенностей в качестве ресурса развития (в том числе создание новых инструментов социальной модернизации). В последнем случае социокультурная модернизация укладывается в логику модели опережающего развития, в отличие от применения механизма переноса социокультурных практик, что соответствует модели догоняющего развития. Обсуждаемая экономистами стратегия опережающего развития фокусируется на технологическом развитии и финансовых инструментах модернизации [6], однако, на наш взгляд, концепция опережающего развития должна быть дополнена механизмами социокультурной модернизации. Мы рассмотрим несколько инструментов социокультурной модернизации, в основании которых лежит идея опережающего развития:

Замена или дополнение устаревших формул. Модель догоняющего развития предполагает использование в социально-политическом дискурсе привычных, но устаревших формул. Модель опережающего развития предполагает использование новых формул, которые больше соответствуют времени. Одна из опасностей использования существующих формул заключается в том, что они разделяют общество на тех, кто их принимает, и на тех, кто не принимает. В этом мы видим препятствие для формирования универсальной идентичности на основаниях общественного согласия. Например, стандартные формулы, обозначающие либеральные права и свободы, могут являться качественными формулами. Однако имплицитно они содержат в себе сложившуюся в обществе оппозицию «либерал—консерватор». Другими словами, некоторые формулы не работают не потому, что они не верны, а в силу специфики сложившегося употребления. Они являются знаками той или иной стороны, т. е. заведомо предполагают отсутствие общественного согласия. Это особенно опасно в условиях фрагментарной идентичности и вызовов, стоящих перед атомизированным обществом. Поиск новых формул, которые не нагружены негативными для тех или иных людей смыслами, является важной задачей социокультурной модернизации. В качестве иллюстрации можно предложить формулу «каждый имеет право на ностальгию». Эта формула предполагает, что люди отличаются друг от друга, но при этом не отсылает ни к политическим, ни к религиозным, ни к возрастным, ни к любым другим их особенностям, а просто фиксирует факт различия между людьми в приемлемой для большинства людей форме. «Моя ностальгия является для меня ценностью. У другого человека — другая ностальгия. И это ценность для него» — это понятная формула, которая может примирить с отличиями другого человека. На наш взгляд, поиск и актуализация в социальном дискурсе подобных формул позволят преодолеть вызовы, связанные с размыванием идентичности.

Взаимная интеграция технических и гуманитарных наук при подготовке специалистов. Вектор на подобную интеграцию позволит гуманитариям получить: модернизационные ценности; полезные практические навыки; «идентичность будущего». Вектор на подобную интеграцию позволит «технарям» получить: «актуальную идентичность»1, позитивные социальные навыки2, представление о векторах культурного развития3. Иллюстрацией может быть предложение ввести на гуманитарных факультетах в качестве обязательного курс по основам программирования, а на технических факультетах расширить преподавание литературы и искусства.

Расширение пространства возможного. Одним из способов развития современного (прежде всего, западного) общества является снятие тех или иных ограничений. Чем больше можно — тем больше создается нового. Это проявляется в различных формах эмансипации. Например, начинающиеся дискуссии о включении искусственного интеллекта в пространство этики является примером движения в данном направлении. Снятие ограничений — это эффективный инструмент модернизации и один из главных инструментов социально-экономического развития, который принят на вооружение странами Запада. Расширение пространства возможного в качестве ресурса модернизации проявляется в том, что, во-первых, создается новый продукт для того пространства, на котором действовало ограничение, а во-вторых, создается потребитель нового продукта, за счет тех людей, которые испытывали на себе действие ограничения.

Таким образом, снятие ограничений — значимый инструмент инновационного развития и один из вариантов расширения капитала. В контексте концепции опережающего развития это означает, что за счет снятия ограничений, которые пока существуют в других странах, можно создать принципиально новый продукт для нового рынка, превратив непотребителя в потребителя. Другими словами, сняв существующие ограничения, можно оказаться в той точке социально-экономического развития, в которой другие общества окажутся в будущем. В этом проявляется идея использования существующих ограничений как ресурса опережающего развития. При этом данный механизм фокусирует внимание не на «перенимании свобод», а на создании пространства возможного. В контексте данного метода трансляция ценностей является элементом модели догоняющего развития, но снятие существующих ограничений является элементом модели опережающего развития4. Иллюстрацией может быть предложение создать «банк специфических разрешений» — перечень тех действий и сфер деятельности, которые разрешены в отдельных странах, но находятся пока под действием ограничений в большинстве других стран. Возможно, в этом пространстве можно найти что-то полезное для России или, по крайне мере, что-то способное вызвать дискуссию в обществе.

Актуализация «права на ошибку». Одним из препятствий для экономического развития является склонность людей к избеганию неопределенности. Ориентация на избегание рискованных действий и боязнь ошибок мешают реализации собственных проектов, в том числе в сфере технологических инноваций. Низкая склонность к риску является одним из главных препятствий для эффективной модернизации в России [5]. Поэтому повышение ценности «права на ошибку» является важным элементом социокультурной модернизации: если люди отдают себе отчет в том, что ошибки и неудачи являются неотъемлемой частью успеха, то они с большей вероятностью попытаются реализовать свой проект, в том числе предпринимательский. По мнению самих предпринимателей, ошибки «следует рассматривать, скорее, как возможность научиться чему-то — как полезный опыт, а не как барьер для ведения предпринимательской деятельности» [6, 54]. Поэтому эффективной стратегией может быть популяризация «права на ошибку»: рассказы о собственных ошибках предпринимателей, политиков, деятелей искусств, ученых и т. д. в формате специализированных телепередач, блогов, подкастов, видеоканалов и т. п.5 Стоит рассмотреть возможность предоставления некоторых средств на безвозмездной основе людям, которые готовы реализовать некоторый проект: люди должны знать, что у них появляется «право на ошибку», которую в первый раз оплатит государство. Это могут быть небольшие фиксированные суммы, доступные людям, например, по окончании школы. Отчетом может быть что угодно: от регистрации индивидуального предпринимателя до готового продукта (пусть даже и невостребованного потребителем).

Снижение дистанции власти. Исследования показали, что высокий уровень дистанции власти является препятствием для инновационного развития [8]. Поэтому важной задачей в рамках модернизационного развития является снижение уровня дистанции власти, что позволит, в том числе, снизить и издержки государства по надзору за деятельностью органов власти на местах: чем эффективнее контроль за деятельностью органов власти со стороны граждан, тем меньше ресурсов тратит государство. Снизить дистанцию власти — значит и перенести часть ответственности на человека, что способствует формированию модернизационных ценностей. Чем больше механизмов будет задействовано в процессе снижения дистанции власти, тем быстрее модернизационные ценности станут элементами ценностного каркаса российского общества. В качестве иллюстрации возможного механизма снижения дистанции власти приведем вариант работы с сообществом журналистов. Деятельность журналистов, будучи средством коммуникации между властью и обществом, является одним из наиболее эффективных способов снижения дистанции власти. Поэтому важно стимулировать журналистов выполнять свои надзорные функции. Способом повышения заинтересованности представителей СМИ в выполнении этих функций может быть, например, учреждение премии в каждом регионе России за наиболее качественный анализ коррупционных явлений6. Следует популяризировать подобную работу журналистов среди населения.

Актуализация ценностных предпочтений россиян. Проблемой на пути социокультурной модернизации является то, что мы не знаем, какие ценности на самом деле распространены в России. Это не только исследовательская проблема, но и проблема формирования и реализации идентичности, а в итоге — экономическая проблема. Например, если предложить людям ответить на вопрос: «На ваш взгляд, россияне являются консерваторами или либералами?», то большинство людей скорее ответят, что россияне являются консерваторами. Однако ответ на этот вопрос вовсе не очевиден и зависит от большого количества переменных [9]7. Мы себя не знаем — и в этом серьезная проблема. Если идентичность человека не совпадает с идентичностью социальной группы, то эффективность его работы снижается [1]. Поэтому манифестация консервативности россиян может негативно сказываться на эффективности тех групп, которые не идентифицируют себя с консервативными ценностями. К таким группам относятся и носители модернизационных ценностей (например, российское сообщество IT-специалистов). На наш взгляд, в российском дискурсе придается недостаточное значение влиянию декларируемой общенациональной идентичности на эффективность людей. Покажите людям, что их идентичность не противоречит общенациональной идентичности, и они будут более эффективны в социально-экономическом отношении. Если показать носителям модернизационных ценностей, что их идентичность не противоречит национальной идентичности, то трансляция модернизационных ценностей в другие социальные группы будет проходить быстрее. Декларируемый консерватизм россиян может быть выгоден с политической точки зрения, но он несет в себе риски для социокультурной модернизации.

Исследование ценностных характеристик социальных групп. Донорами позитивных модернизационных ценностей могут быть не только другое общество, но и отдельные социальные группы, входящие в состав общества. Особенно это важно в процессе поиска внутренних ресурсов модернизации в контексте программы по использованию специфических национальных характеристик в качестве ресурса социокультурной модернизации. Чем больше мы знаем о ценностях отдельных социальных групп, тем проще выбрать вектор качественной социокультурной модернизации. Если одни социальные группы представлены в исследованиях довольно широко8, то другим уделено крайне незначительное количество исследований, или их нет вовсе9. При этом, на наш взгляд, особую ценность представляют как раз те социальные группы, исследование которых позволит обнаружить неожиданные социокультурные характеристики и, следовательно, неожиданные возможности их использования в ходе социокультурной модернизации.

Заключение. Социокультурная модернизация является важным элементом опережающего социально-экономического развития, которое предполагает как использование внутренних резервов вместо переноса элементов из других обществ, так и создание новых инструментов модернизации. В качестве возможных вариантов использования социокультурных механизмов в целях модернизации были рассмотрены: замена или дополнение устаревших формул, расширение пространства возможного, актуализация «права на ошибку», снижение дистанции власти, актуализация ценностных предпочтений, исследование ценностных характеристик отдельных социальных групп, взаимная интеграция технических и гуманитарных наук при подготовке специалистов.

Сноски:

1. Например, одним из значимых элементов культурного кода россиян, который опознается в том числе и иностранцами, является «великая русская литература». Значит, этот элемент должен стать и частью культурного кода «российского технаря» — это позволит лучше инкорпорировать актуальную российскую идентичность в идентичность технических специалистов, а это, в свою очередь, может способствовать более эффективному социальному действию последних (в том числе действию по трансляции модернизационных ценностей).

2. Например, одной из претензий заказчиков к российским разработчикам программного обеспечения является то, что последние недостаточно эффективны в создании «эстетических» элементов конечного продукта: они крайне эффективны в создании кода, но проигрывают иностранцам в создании интерфейсов. Другой претензией является «неконтактность» российского разработчика. Гуманитарные практики могут помочь в решении этих проблем.

3. Гуманитарные технологии работают в том числе и с культурными тенденциями. Знакомство с ними может помочь техническим специалистам в создании востребованного массового продукта.

4. Кроме того, если трансляция свобод из других обществ некоторыми людьми опознается как уступка, поражение, утрата своей идентичности, т. е. вызывает негативные эмоции, то, предположительно, расширение пространства возможного за счет снятия тех ограничений, которые существуют в «свободных» обществах, может восприниматься более положительно и даже может стать элементом формирования позитивной идентичности как более инновационной и направленной в будущее. Возможно, следует сменить оптику и снимать ограничения не только и не столько с того, что разрешено в других обществах, но разрешать то, что пока в других обществах запрещено. Перенос уже снятых кем-то запретов не позволит создать принципиально новый рынок и принципиально нового потребителя.

5. Этот вариант предлагают и авторы исследовательского отчета «Социокультурные факторы инновационной активности населения», рассматривая варианты популяризации предпринимательства и снижения страха ошибиться: «Возможное решение — распространение просветительских материалов о сути венчурной культуры или материалов, “сглаживающих” информацию о неудачных предпринимательских проектах. Важно показывать, что успех в предпринимательстве часто приходит через неудачи» [3, 122].

6. Подобные конкурсы уже существуют. Например, конкурс «Правда и справедливость» (URL: https://pravdaispravedlivost.onf.ru). Однако этот конкурс проводится под эгидой Общероссийского народного фронта. То есть из механизма снижения дистанции власти он превращается в инструмент ее реализации: потенциально качественная идея реализуется не настолько эффективно, насколько могла бы. Возможно, это тот случай, когда большой проект должен реализовываться без участия государства.

7. Ответ зависит, например, от: принятия во внимание динамики ценностных изменений; позиции автора исследования; контекста; отличий между декларируемой приверженностью некоторым ценностям и реальной моделью поведения; формулировки вопроса в анкете и т. д. Так некоторые авторы указывают на то, что россияне являются скорее индивидуалистами, чем коллективистами (см., напр.: [4]). Поэтому, если считать, что коллективизм является элементом консервативной ценностной ориентации, то в этой части возникают противоречия с позицией, согласно которой россияне являются консерваторами.

8. Например, следующие социальные группы представлены в исследованиях в большом объеме: студенчество и молодежь в целом, старшее поколение и ряд других — это те группы, доступ к которым обычный исследователь может получить достаточно легко.

9. На наш взгляд, значительным потенциалом обладают исследования таких сообществ, как сообщество IT-специалистов, военнослужащие и заключенные пенитенциарных учреждений (большая группа, игнорирование которой является следствием специфической табуированности, но представляющая исследовательский интерес именно в силу большого количества людей, входящих в нее).

Литература

  1. Акерлоф Д., Крэнтон Р. Экономика идентичности. М.: Карьера Пресс, 2011.
  2. Алесина А. Джулиано П. Культура и институты. Ч. 1 // Вопросы экономики. 2016. № 10. С. 82
  3. Антонов Е.В., Аузан А.А., Брызгалин В.А., Вороненко В.А., Золотов А.В., Никишина Е.Н., Припузова Н.А., Трухачев С.А. Социокультурные факторы инновационной активности населения [исследовательский отчет]. М.: Институт национальных проектов; Российская венчурная компания, 2019: [Электронный ресурс]. URL: https://www.rvc.ru/upload/iblock/14a/RVC_attitudes_to_technologies_
    report.pdf (дата доступа: 01.11.2020).
  4. Аузан А. Мы — индивидуалисты: [Электронный ресурс]. URL: http://edition.vogazeta.ru/ivo/info/14177.html.
  5. Аузан А. Социокультурная экономика // Наука и инновации. 2017. № 2. С. 4 —10.
  6. Вахштайн В., Степанцов П., Чурсина Ю., Бардина С. Публичный отчет по результатам социологического исследования поведенческих и институциональных предпосылок технологического развития регионов РФ. МВШСЭН. 2016: [Электронный ресурс]. URL: https://www.rvc.ru/upload/iblock/0e8/attitudes_to_technologies_and_innovations_in_Russia.pdf (дата обращения: 01.11.2020).
  7. Глазьев С.Ю. О приведении макроэкономической политики в соответствие с целями развития страны, поставленными президентом России // Научные труды вольного экономического общества России. 2020. № 1. С. 69—78.
  8. Лебедева Н.М. Кросс-культурные особенности отношения российской молодежи к инновациям // Молодые москвичи. Кросс-культурное исследование / Под ред. М.Ю. Мартынова, Н.М. Лебедева. М.: Издательство РУДН, 2008. С. 9—40.
  9. Магун В.С., Руднев М.Г. Динамика базовых ценностей российского населения: 2006—2018 // Будущее социологического знания и вызовы социальных трансформаций (к 90-летию со дня рождения В.А. Ядова). Сборник материалов. 2019. С. 651—653.
  10. Тихонова Н.Е. Социокультурная модернизация в России: динамика и перспективы // Россия реформирующаяся. 2012. № 11. 2012. С. 62—81.
  11. Guiso L., Sapienza P., Zingales L. Does Culture Affect Economic Outcome // Journal of Economic Prospective. Vol. 20. No.
  12. Henrich J. Does Culture Matter in Economic Behavior? Ultimatum Game Bargaining among the Machiguenga of the Peruvian Amazon // American Economic Review. 2000. Vol. 90. No.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Январь 2021
24
Воскресенье
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->