wrapper

    

Ключевые слова: этика, экономическая методология, большие волны экономической конъюнктуры, модель homooeconomicus.

Abstract. From the methodological and historical point of view the article considers the important problem of theoretical economic science evolution in relation with ethics. It substantiates the cyclical character of interconnection of economic and ethical sciences in capitalist formation. As the author shows, in the history of economic thought since the emergence of the science of political economy one can observe the increasing attention to ethics (as a science about humans) in economic theory and methodology in accordance with long waves of economic conjuncture. The article demonstrates the significance of ethics in developing ontological notions of economic science in regard to the model of man as well as the fact that there were other notions of man in economic science, closely connected with human ethical nature (character, habits, values). The article points out the key role of ethics in understanding the diversity of factors of economic behaviour and expanding the framework of homo oeconomicus.

Keywords: ethics, economic methodology, long waves of economic conjuncture, the model of homo oeconomicus.

УДК 330.101

ББК 65.01

Данная статья является продолжением исследований автора в области истории экономической мысли и взаимодействия экономической теории и этики. Идеи автора, касающиеся взаимодействия экономической и этической наук, неоднократно обсуждались на всероссийских и международных научных мероприятиях. Однако проблема заключается в том, что вопросы роли этики, морали и нравственности в развитии экономической теории и методологии нередко рассматриваются как не имеющие отношения к сфере экономического знания. На протяжении долгого времени считалось, что постановка этических вопросов неизбежно отсылает нас в далекие от экономики области, в лучшем случае связанные с философией и психологией. Тем не менее, если учесть факт зарождения экономического знания в этико-философской когнитивной среде, то сама постановка вопроса о роли этики в развитии теоретической экономической науки уже не кажется столь спорной и не относящейся, по крайней мере, к сфере философии, методологии и истории экономической мысли.

Таблица 1

Активизация обращения к этике в экономической теории
и методологии в различных течениях экономической мысли
на понижательных волнах циклов Н.Д. Кондратьева

К-цикл

Понижательная волна,

годы

Течения экономической мысли
1

18101817 гг. …

18441851 гг.

Утопический социализм, экономический романтизм, марксизм, предшественники и «старая» немецкая историческая школа
2

18701875 гг. …

18901896 гг.

Марксизм, «новая» немецкая историческая школа
3

19141920 гг. …

середина 1940-х гг.

«Новейшая» немецкая историческая школа, классический институционализм
4 конец 1960-х — начало 1970-х гг. … начало 1980-х гг. Классический институционализм, теория общественного благосостояния
5 середина 2000-х гг. … по настоящее время Гуманистическая парадигма экономической   теории

Источник: составлено автором.

Если придерживаться формационного подхода, то в совместном развитии экономической теории и этики можно выделить три этапа. На первом этапе экономическое знание развивалось в рамках моральной философии и было неотделимо от этических и религиозных воззрений [2; 32]. Первый этап соответствует первобытнообщинному, азиатскому, античному и феодальному способам производства. Второй этап протекает в условиях капиталистического способа производства и связан с формированием дисциплинарного теоретического знания, со специализацией общественных и гуманитарных наук, отделением экономической теории как самостоятельной научной дисциплины от этики. Этот этап характеризуется периодическим обращением ученых к этико-экономическим вопросам [25], в том числе о роли этических факторов в процессе экономического развития и совершенствования экономической методологии в соответствии с большими кондратьевскими волнами, что показано в табл. 1.

Цикличность обращения ученых-экономистов (теоретиков и методологов) к этике заключается не в периодических призывах к нравственности и моральных проповедях, а в ином ви́дении экономических проблем и поиске альтернативной методологии экономической науки, имеющих в своей основе этику как науку о человеке и его разнообразных свойствах, привычках, чертах индивидуального и общественного характера. Важно также отметить, что при анализе цикличности взаимодействия экономической теории и этики необходимо учитывать страновые особенности и временны́е рамки протекания больших циклов в разных странах, наличие тенденции сокращения продолжительности каждого большого цикла по мере эволюции капитализма, диалектическое единство исторического и логического, а также то, что написание и опубликование научной работы того или иного ученого-экономиста требуют определенных затрат времени. Без учета этих обстоятельств может возникнуть упрощенное, свойственное формальной логике впечатление о взаимосвязи обращения к этике в экономической науке и больших волн экономической конъюнктуры. Это поверхностное отношение может проявляться в попытках «втиснуть» даты выхода важнейших научных произведений крупнейших ученых-экономистов в даты циклов Н.Д. Кондратьева и на этой основе отклонить саму гипотезу о циклическом характере обращения к этике в экономической теории и методологии в условиях капитализма. Особым обстоятельством является также то, что большие волны экономической конъюнктуры отнюдь не считаются многими учеными-экономистами чем-либо реально существующим и доказанным, соответственно опора на них при изучении истории развития политической экономии (экономической теории) может вызывать возражения.

В настоящее время мы являемся свидетелями наступления третьего этапа эволюции взаимоотношений экономической теории и этики — этапа их нового и плодотворного с точки зрения повышения эффективности экономико-теоретического исследования сближения и взаимодействия, что косвенно указывает на коренные, формационные изменения в общественно-экономическом устройстве. В экономической науке также происходят значительные изменения, важность которых невозможно переоценить. Эти изменения обусловлены перестройкой онтологических и методологических представлений ученых-экономистов, возрастающей ролью этических аспектов экономических теорий и междисциплинарными взаимодействиями в рамках гуманистической парадигмы экономической теории. На уровне отдельных догадок, ярких предсказаний или не принятых в свое время идей эти изменения на протяжении долгого времени складывались в экономической науке. Другое дело, что более востребованными они становятся сейчас, когда новый импульс совершенствования получает гуманистическое и системно-синергетическое научное мышление, двигающееся по пути учета все большего числа факторов экономического поведения, в том числе человекоориентированных.

Разнообразие этих факторов во многом проистекает из разнообразия этической природы самого человека как главного субъекта экономики, которым движет не только эгоизм, но и другие черты его характера, привычки, потребности, ценности, стереотипы мышления и предрассудки. Первыми науками в истории человечества, исследующими сложную природу и характер человека, были философия и этика, из которых постепенно вырастали другие науки о человеке и обществе, в том числе экономическая теория (политическая экономия).

Представления о человеке играют ключевую роль для любой социально-гуманитарной науки, они служат отправным элементом анализа, определяют картину изучаемой реальности (онтологию научной дисциплины) и методы исследования [4]. Не только разные науки, но и каждая научная школа, традиция в социально-гуманитарных науках явно или неявно придерживаются определенного представления о человеке, исходя из которого осуществляется моделирование реального мира [1]. Наряду с человеком экономическим обществоведы выделяют человека информационного, психологического, сетевого, играющего, креативного, альтернативного. Именами нарицательными стали «бунтующий человек» (А. Камю), «одномерный человек» (Г. Маркузе), «потребляющий человек» (Э. Фромм), «человек массы» (Х. Ортега-и-Гассет), «человек приспособленный и лукавый» (Ю. Левада), «катастрофический человек» (В. Шубкина), «парадоксальный, или человек-кентавр» (Ж. Тощенко) [25]. Этот перечень поистине бесконечен и отсылает нас к притче о трех слепцах, которых подвели к слону с разных сторон. Первый, трогая хобот, сказал, что слон похож на змею. Второй, держа за ногу, сказал, что слон похож на дерево. Наконец, третий, ухватив хвост, сказал, что слон похож на веревку [14].

Несмотря на разнообразие представлений о человеке, в экономической науке долгое время наиболее распространенной считалась модель homooeconomicus, восходящая к философии утилитаризма И. Бентама. Однако излишне упрощенный характер общепринятой модели человека экономического, невзирая на ее формальные удобства, всегда вызывал критику. «Фантом» (Л. Мизес), «человек-производная», «высушенный, сморщенный гомункулус» (К. Бруннер), «монстр» (П. Вайзе), «нечто несуществующее» (К. Лаваль), «быстродействующая машина для исчисления ощущений наслаждения и страдания» (Т. Веблен), «рефлексирующий агрегат», «специально отрегулированный механизм» (П. Сорокин) — вот лишь неполный список эпитетов в адрес человека экономического [6; 8; 10; 12; 15; 24; 34].

В связи с этим с самого начала существования политической экономии как самостоятельной науки ученые-экономисты осознанно или неосознанно пытались выработать альтернативные варианты моделирования человеческого поведения в экономической сфере. Такие попытки имели место и в российской экономической мысли. В этом плане чрезвычайно большой научный интерес представляют идеи И.И. Янжула, которые можно рассматривать как альтернативу homooeconomicus, если исследовать экономическое поведение в широкой исторической перспективе. Фактически он выделил три типа экономических субъектов. Первый тип, «человек минуты», стремится удовлетворить насущные потребности. Это основной субъект первобытного общества, вынужденный преодолевать значительные расстояния в поисках средств существования и ни к чему не привязанный. Как отмечает В.С. Бочко, «человек минуты» — весьма распространенное в наше время явление, для него на первом месте стоит сиюминутное потребление, а не проблема нравственности. Второй тип, «человек экстенсивной экономии времени», стал результатом оседлого образа жизни, он уже не относится ко времени как неиссякаемому ресурсу, но по-прежнему не ценит пространство. Причем Янжул обратил внимание, что, чем бо́льшим пространством обладает народ, тем дольше у него сохраняется экстенсивный тип хозяйства. Третий тип экономического субъекта называется «человеком интенсивной экономии времени». Он характеризуется желанием максимально эффективно использовать время и пространство, в том числе будущее время, поэтому он может поступиться сегодняшними выгодами в пользу будущих. Все три типа экономических субъектов существуют всегда в любом обществе, но в разных пропорциях, которые во многом и определяют характер экономического развития, и соотношение между которыми в свою очередь также зависит от окружающей среды [7].

Из работ современных ученых можно отметить классификацию типов экономических субъектов (крупных предпринимателей), которую в свое время описал Ю.Я. Ольсевич. Он выделил четыре группы экономических субъектов, соотношение которых в обществе, в зависимости от институциональной среды, определяет характер экономического развития: агрессор, новатор, оппортунист и рутинер [27].

Предлагаемая М.А. Сторчевым модель может рассматриваться как многомерная. Она предполагает, что человек экономический осуществляет рациональный выбор на уровне биологических инстинктов, унаследованных правил поведения, культуры как приобретенных правил поведения и осознанных логических решений [35]. Эта модель созвучна идеям А. Смита, Г. Шмоллера, Ф. Хайека и других ученых о важной интегрирующей роли приобретенных правил поведения, «правил нравственности», наряду с инстинктами и разумом [33; 37; 41; 42].

Расширению характеристик homooeconomicus и в целом пересмотру общепринятой модели человека экономического также способствуют полученные в последние десятилетия выводы экспериментальной и поведенческой экономики, а также результаты взаимодействия экономической теории и других социально-гуманитарных наук. Однако несмотря на обилие альтернативных моделей человека в экономической науке в конце ХХ — начале ХХ в., стоит отметить, что в истории экономической мысли представления о многомерности природы человека существовали всегда. Кроме того, хорошо известно, что потребности, инстинкты, способности человека ученые-обществоведы подразделяют на потребности, связанные с жизнедеятельностью человека как биологического вида (первичные потребности), формированием и развитием его познавательных способностей, а также социальной, коллективной природой человека (инстинкты выживания, развития и социалитета) [13; 23; 26; 27].

Многомерный взгляд на природу человека, с точки зрения этики как науки о человеке, уходит своими корнями в философию Древнего мира и позволяет выйти за одномерные рамки homooeconomicus. Крупнейшие философы античности и Средних веков, в том числе Платон, Аристотель, Цицерон, Фома Аквинский, указывали на сложность внутреннего устройства человека, предполагающую разнообразие страстей, добродетелей, стихий души человека [5; 26; 29; 36; 39].

Позднее ученые также выделяли три основные составляющие природы человека. А. Смит, Ж. Кондорсэ, Р. Оуэн, А. Маршалл, Т. Веблен, Дж. Коммонс, В. Парето исходили из физического, интеллектуального и нравственного облика человека [11; 16; 17; 22; 27; 28; 33]. Эти представления о человеке получили распространение как в теории общественных и гуманитарных наук, так и в практической деятельности. М. Мерло-Понти включал в сознание человека чувственный, познавательный и морально-окрашенный элементы [19]. В соответствии с эволюционным подходом в структуре личности выделяют уровни биологических инстинктов, сознательного выбора и культуры [43]. Ученые, непосредственно изучающие проблемы воспроизводства населения, при определении человеческого потенциала обозначают три его базовые составляющие: физическое, психическое и социальное здоровье, что напрямую оказывает влияние на характер демографических процессов, профессионально-образовательный уровень, социокультурную активность и моральные ценности общества [30; 40]. Близость к указанным классификациям потребностей и составляющих этической природы человека имеет место и в процессуальных и содержательных теориях мотивации (например, К. Альдерфера, Д. МакКлелланда, Ф. Герцберга).

Весьма показательно, что вопрос о многомерности, сложности природы экономических субъектов поднимается именно в наше время. Человек всегда был сложно устроен, но идея сложности и неопределенности актуализируется, когда сама экономическая реальность усложняется настолько, что требуется менять и теоретические представления о ней и о функционирующем в ней человеке. Схожие изменения происходили и происходят в разных науках. Так, в психологии произошел переход от изучения сознания человека к бессознательному, иррациональному. В экономической теории заговорили о возможном отказе от концепции формальной рациональности и о возрастающей роли иррациональных мотивов поведения. В физике абсолютный лапласовский детерминизм сменили теория относительности, принцип неопределенности Гейзенберга, теория нестабильных элементарных частиц, теория расширяющейся Вселенной, а сегодня — теория хаоса. В философии и методологии рассматривается возможность методологического релятивизма и анархизма. Подобные идеи могли получить признание только в условиях соответствующего культурно-исторического контекста, отличающегося усложнением экономической реальности, что порождает проблему фрагментации экономического знания. В сочетании с гипертрофированным применением формализованных методов в экономической науке это приводит к упрощению исследования отношений людей и их многогранной природы, к отказу от так называемых больших теорий [4]. Тем актуальнее становится необходимость целостного, интегративного подхода к изучению экономического поведения, который, как показывает история экономической мысли, может обеспечить взаимодействие экономической теории и этики.

Литература

1. Автономов В.С. Человек в зеркале экономической теории (Очерк истории западной экономической мысли). М.: Наука, 1993.

2. Агапова И.И. Экономика и этика: аспекты взаимодействия. М.: Юристъ, 2002.

3. Акаев А.А. Большие циклы конъюнктуры и инновационно-циклическая теория экономического развития ШумпетераКондратьева // Экономическая наука современной России. 2013. № 2 (61).

4. Ананьин О.И. Структура экономико-теоретического знания: методологический анализ. М.: Наука, 2005.

5. Аристотель. Соч.: В 4 т. М.: Мысль, 19761984.

6. Бачурин Д.Г. Коррекция методологии применения математических методов в экономических исследованиях в контексте изменения модели экономического развития // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2014. № 4 (29).

7. Бочко В.С. Русские экономисты ХIХ — начала ХХ века о знаниях и образовании как факторах экономического роста // Журнал экономической теории. 2005. № 1.

8. Бруннер K. Представление о человеке и концепция социума: два подхода к пониманию общества // THESIS. 1993. Вып. 3.

9. Бузгалин А.В. Эволюция экономических теорий и этапы генезиса, развития и заката рыночно-капиталистической экономической системы // Проблемы современной экономики. 2013. № 4 (48).

10. Вайзе П. Homoeconomicus и homosociologicus: монстры социальных наук // THESIS. 1993. Вып. 3.

11. Веблен T.Б. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984.

12. Веблен Т. Почему экономическая наука не является эволюционной дисциплиной? // Истоки: из опыта изучения экономики как структуры и процесса / Я.И. Кузьминов, В.С. Автономов, О.И. Ананьин [и др.] (редкол.). М.: ИД ГУ ВШЭ, 2007.

13. Горленко О.В. Классификация потребностей в рекламе // Приоритетные направления развития теории и практики маркетинга. Международная научно-практическая конференция: материалы и доклады / Под ред. Н.И. Лыгиной. Орел: Издательство ОрелГИЭТ, 2011.

14. Гребнев Л.С. Человек в экономике: теоретико-методологический анализ: Дис. … д-ра экон. наук. М., 1993.

15. Ивашковский С. Культура, экономическое поведение и развитие // Экономическая политика. 2014. № 4.

16. Коммонс Дж. Р. Правовые основания капитализма. М.: ИД ВШЭ, 2011.

17. Кондорсэ Ж.А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1936.

18. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды. М.: Экономика, 2002.

19. Кудрявцев В.А. Ценностно-нормативное направление в русской социальной мысли и современность // Личность. Культура. Общество. 2010. Т. ХII. Вып. 3. № 5758.

20. Кун Т., Лакатош И., Поппер К. Структура научных революций. М.: АСТ, 2003.

21. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.: В 50 т. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 19551981.

22. Маршалл А. Принципы экономической науки. М.: Прогресс, 1993.

23. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Питер, 2006.

24. Мизес Л. О некоторых распространенных заблуждениях по поводу предмета и метода экономической науки // THESIS. 1994. T. II. Вып. 4.

25. Нифаева О.В. Экономика и этика: теория и методология взаимосвязи. Брянск: Новый проект, 2015.

26. Нифаева О.В. Этические и методологические основания экономической теории в модели человека // Экономика: теория и практика. 2018. № 3 (51).

27. Ольсевич Ю.Я. Психологические основы экономического поведения. М.: ИНФРА-М, 2009.

28. Оуэн Р. Педагогические идеи Роберта Оуэна. М.: Гос. учеб.-педагог. изд-во, 1940.

29. Платон. Соч.: В 3 т. М.: Мысль, 19681972.

30. Римашевская Н. Человеческий потенциал России и проблемы «сбережения населения» // Российский экономический журнал. 2004. № 910.

31. Румянцева С.Ю. Инновации и экономическое поведение в современных моделях экономического роста и в эволюционной экономике // Вестник ЮУрГУ. Серия «Экономика и менеджмент». 2015. Т. 9. № 2.

32. Сен А. Об этике и экономике. М.: Наука, 1996.

33. Смит А. Теория нравственных чувств. М.: Республика, 1997.

34. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992.

35. Сторчевой М. Новая модель человека для экономической науки // Вопросы экономики. 2011. № 4.

36. Фома Аквинский. Сумма теологии. М.: ЛИБРОКОМ, 2013.

37. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность: Ошибки социализма. М.: Новости, 1992.

38. Худокормов А.Г. Развитие экономической мысли через ее периодические кризисы (к вопросу об общем принципе эволюции мировой экономической теории в ХХ веке). М.: Институт экономики РАН, 2012.

39. Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М.: Наука, 1993.

40. Шкода Р.В., Днепровская И.В. Качественные показатели человеческого потенциала как критерий состояния национальной безопасности // Труд и социальные отношения. 2010. № 5.

41. Шмоллер Г. Наука о народном хозяйстве. Ее предмет и метод. М.: Издание М. и С. Сабашниковых, 1897.

42. Шмоллер Г. Народное хозяйство, наука о народном хозяйстве и ее методы. Хозяйство, нравы и право. Разделение труда. М.: Изд. К.Т. Солдатенкова, 1902.

43. Шульц Д.Н. Наноуровень экономической иерархии // Вестник Пермского университета. Сер. «Экономика». 2014. № 3 (22).

44. Яковец Ю. Волны Кондратьева и циклическая динамика экономики и войн: теория и будущее // Экономические стратегии. 2005. № 3.

References

1. Avtonomov V.S. Chelovek v zerkale ekonomicheskoy teorii (Ocherk istorii zapadnoy ekonomicheskoy mysli). M.: Nauka, 1993.

2. Agapova I.I. Ekonomika i etika: aspekty vzaimodeystviya. М.: Yurist, 2002.

3. Akaev А.А. Bolshye tsikly konyunktury i innovatsionno-tsiklicheskaya teoriya ekonomicheskogo razvitiya Schumpetera — Kondratyeva // Ekonomicheskaya nauka sovremennoy Rossii. 2013. No. 2 (61).

4. Ananyin О.I. Struktura ekonomiko-teoreticheskogo znaniya: metodologicheskiy analiz. М.: Nauka, 2005.

5. Aristotle. Sochineniya: V 4 t.М.: Mysl, 19761984.

6. Bachurin D.G. Korrektsiya metodologii primeneniya matematicheskikh metodov v ekonomicheskikh issledovaniyakh v kontekste izmeneniya modeli ekonomicheskogo razvitiya // Biznes. Obrazovanie. Pravo. Vestnik Volgogradskogo instituta biznesa. 2014. No. 4 (29).

7. Bochko V.S. Russkiye ekonomisty ХIХ — nachala ХХ veka o znaniyakh i obrazovanii kak faktorakh ekonomicheskogo rosta // Zhurnal ekonomicheskoy teorii. 2005. No. 1.

8. Brunner K. Predstavleniye о cheloveke i kontseptsiya sotsiuma: dva podkhoda k ponimaniyu obstchestva // THESIS. 1993. Vyp. 3.

9. Buzgalin A.V. Evolyutsiya ekonomicheskikh teoriy i etapy genezisa, razvitiya i zakata rynochno-kapitalisticheskoy ekonomicheskoy sistemy // Problemy sovremennoy ekonomiki. 2013. No. 4 (48).

10. Weise P. Homo economicus i homo sociologicus: monstry sotsialnykh nauk // THESIS. 1993. Vyp. 3.

11. Veblen T.B. Teoriya prazdnogo klassa. М.: Progress, 1984.

12.Veblen Т. Pochemu ekonomicheskaya nauka ne yavlyaetsya evolyutsionnoy distsiplinoy // Istoki: iz opyta izucheniya ekonomiki kak struktury i protsessa; redkol.: Ya.I. Kuzminov, V.S. Avtonomov, О.I. Ananyin[i dr.]. М.: ID GU VSHE, 2007.

13. Gorlenko О.V. Klassifikatsiya potrebnostey v reklame // Prioritetnye napravleniya razvitiya teorii i praktiki marketinga. Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya: materialy i doklady; pod red. N.I.Lyginoy. Oryol: Izdatelstvo OryolGIET, 2011.

14. Grebnev L.S. Chelovek v ekonomike: teoretiko-methodologicheskiy analiz: dissertatsiya na soiskaniye uchyonoy stepeni doktora ekonomicheskikh nauk. М., 1993.

15. Ivashkovskiy S. Kultura, ekonomicheskoye povedeniye i razvitiye // Ekonomicheskaya politika. 2014. No. 4.

16. Commons J.R. Pravovye osnovaniya kapitalizma. М.: ID VSHE, 2011.

17. Condorcet J.А. Eskiz istoricheskoy kartiny progressa chelovecheskogo razuma. М.: Gosudarstvennoye sotsialno-ekonomicheskoye izdatelstvo, 1936.

18. Kondratyev N.D. Bolshiye tsikly konyunktury i teoriya predvideniya. Izbrannye trudy. М.: Ekonomika, 2002.

19.Кudryavtsev V.A. Tsennostno-normativnoye napravleniye v russkoy sotsialnoy mysli i sovremennost // Lichnost. Kultura. Obstchestvo. 2010. Т. ХII. Vyp. 3. No. 5758.

20. Kuhn Т., Lakatos I., Popper К. Struktura nauchnykh revolyutsiy. М.: АSТ, 2003.

21. Marx К., Engels F. Sochineniya: V 50 t. 2 izd. М.: Gospolitizdat, 19551981.

22. Marshall А. Printsipy ekonomicheskoy nauki. М.: Progress, 1993.

23.Маslow А. Мotivatsiya i lichnost. SPb.: Piter, 2006.

24. Mises L. O nekotorykh rasprostranyonnykh zabluzhdeniyakh po povodu predmeta i metoda ekonomicheskoy nauki // THESIS. 1994. T. II. Vyp. 4.

25. Nifaeva О.V. Ekonomika i etika: teoriya i metodologiya vzaimosvyazi. Bryansk: Novy proyekt, 2015.

26. Nifaeva О.V. Eticheskiye i metodologicheskiye osnovaniya ekonomicheskoy teorii v modeli cheloveka // Ekonomika: teoriya i praktika. 2018. No. 3 (51).

27. Olsevich Yu.Ya. Psikhologicheskiye osnovy ekonomicheskogo povedeniya. М.: INFRA-М, 2009.

28. Owen R. Pedagogicheskiye idei Robert’a Owen’a. М.: Gos. ucheb.-pedagog. izd-vo, 1940.

29. Platon. Sochineniya: v 3 t. М.: Mysl, 19681972.

30. Rimashevskaya N. Chelovecheskiy potentsial Rossii i problemy «sberezheniya naseleniya» // Rossiyskiy ekonomicheskiy zhurnal. 2004. No. 910.

31. Rumyantseva S.Yu. Innovatsii i ekonomicheskoe povedenie v sovremennykh modelyakh ekonomicheskogo rosta i v evolyutsionnoy ekonomike // Vestnik YuUrGU. Seriya «Ekonomika i menedzhment». 2015. Т. 9. No. 2.

32. Sen А. Ob etike i ekonomike. М.: Nauka, 1996.

33. Smith А. Teoriya nravstvennykh chuvstv. М.: Respublika, 1997.

34. Sorokin P. Chelovek. Tsyvilizatsiya. Obstchestvo. М.: Politizdat, 1992.

35. Storchevoy М. Novaya model cheloveka dlya ekonomicheskoy nauki // Voprosy ekonomiki. 2011. No. 4.

36. Thomas Aquinas. Summa teologii. М.: LIBROKOM, 2013.

37. Hayek F.А. Pagubnaya samonadeyannost: Oshibki sotsializma. М.: Novosti, 1992.

38. Khudokormov А.G. Razvitiye ekonomicheskoy mysli cherez eyo periodicheskiye krizisy (k voprosu ob obstchem printsipe evolyutsii mirovoy ekonomicheskoy teorii v ХХ veke). М.: Institut ekonomiki RAN, 2012.

39. Ciceron. О starosti. О druzhbe. Оb obyazannostyakh. М.: Nauka, 1993.

40. Shkoda R.V., Dneprovskaya I.V. Kachestvennye pokazateli chelovecheskogo potentsiala kak kriteriy sostoyaniya natsionalnoy bezopasnosti // Trud i sotsialnye otnosheniya. 2010. No. 5.

41. Schmoller G. Nauka o narodnom khozyaystve. Eyo predmet i metod. М.: Izdanie М. i S. Sabashnikovykh, 1897.

42. Schmoller G. Narodnoe khozyaystvo, nauka o narodnom khozyaystve i eyo metody. Khozyaystvo, nravy i pravo. Razdeleniye truda. М.: izd. K.T. Soldatenkova, 1902

43. Shults D.N. Nanouroven ekonomicheskoy ierarkhii // Vestnik Permskogo universiteta. Seriya «Ekonomika». 2014. No. 3 (22).

44. Yakovets Yu. Volny Kondratyeva i tsiklicheskaya dinamika ekonomiki i voyn: teoriya i budustchee // Ekonomicheskiye strategii. 2005. No. 3.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 

fh6 2020

Календарь

Сентябрь 2021
19
Воскресенье
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->