wrapper

    

Ключевые слова: трансформация, институт собственности, системный подход, историко-экономический анализ.

Abstract. The article concerns the ownership institution transformation in retrospect. The authors, using a systematic approach, there are three phase, in which the evolution of the Institute: pre-industrial, industrial and neoindustrialny. This allows you to trace the impact of economic systems at understanding the categories property, which the latter operates and develops. Justifying the importance of historical and economic analysis of categorical change content ownership, special attention is paid to the modern, neoindustrialnomu period, owing to the ongoing significant changes of the Institute property associated with the digitalisation of world and national economy.

Keywords: transformation, the institution of property, system approach, historical and economic analysis.

 

УДК 330.1

ББК 65.01

Исследования экономических категорий, процессов, систем не могут проводиться без учета исторического контекста происходящих изменений, который приобретает особую важность при изучении динамических трансформаций, связанных с изменением институтов во времени, что особенно характерно для института собственности. На наш взгляд, с определенной долей условности можно выделить три этапа эволюции данной категории: доиндустриальный, индустриальный и неоиндустриальный. Принципиальное различие базовых компонентов хозяйственной практики на каждом этапе позволяет проследить изменение института собственности во взаимосвязи с экономическими процессами, протекающими в каждом из них.

Исследование эволюции института собственности нашло свое отражение в многочисленных работах зарубежных ученых: Г. Аренса, И. Бентама, И. Барцеля, Г. Демсеца, И. Канта, Э. де Лавеле, Дж. Локка, Т. Мальтуса, К. Маркс, Ш. Монтескье, Д. Норта, Р. Познера, А. Тьера, И. Фихте, М. Штирнера и др. [2; 9—13; 16—17; 23; 25]. В современной отечественной историографии необходимо отметить труды С.Д. Бодрунова, А.Г. Войтова, С.Н. Ивашковского, Б.Р. Каллагова, Н.Д. Колесова, Ю.В. Латова, Р.И. Капелюшникова, Е.Е. Тарандо, О.Е. Рязановой, К.А. Хубиева и др. [5—8; 21; 24].

Категориальная сложность института собственности порождает неоднозначность в его оценках и проявляется в огромном разбросе мнений по поводу его сущностной характеристики. Многоаспектность же данной проблемы является причиной не полной исследованности ее отдельных вопросов, что подчеркивает актуальность данной темы.

Анализ источников по рассматриваемой проблеме свидетельствует о наличии попыток зарубежных и отечественных авторов структурировать теории, объясняющие происхождение категории «собственность». Так, в рамках доиндустриального периода можно выделить пять подходов, объясняющих происхождение и законность прав собственности: с точки зрения римского права, трудовой теории, теории договора, главенства юридического права и естественного права.

В римском праве рассматривалась частная собственность, которая определялась через права владения, пользования и распоряжения предметами таким образом, чтобы это не противоречило закону и не наносило вреда третьим лицам. Римские юристы считали, что частная собственность может быть законной только на движимое имущество, которое можно захватить и удержать (как, например, найденную вещь или животное, добытое на охоте). Большинство сторонников этой теории допускают некоторого рода первобытную общность, но добавляют, что право собственности на вещь, взятую во владение, возможно только при условии, что все люди согласились отказаться от своей доли в нераздельном праве владения на эту вещь.

Однако такой подход нельзя было применить к земле, так как любая земля находилась или в коллективной собственности, или в государственной. Тьер Адольф в сочинении «О собственности», заимствуя идею Цицерона, сравнивает мир с театром, где зритель в театре только пользуется своим местом, на котором сидит [23]. Театр дает зрителю только временное право, а не бессрочную собственность на место в зале, и зритель занимает только одно место, а не множество, сколько пожелает. На основании этого он утверждал, что человек может присвоить только тот участок земли, который он в действительности занимает и может обработать.

Подход к происхождению и законности института собственности, основывающийся на труде, первым предложил английский философ Дж. Локк. Когда в концеXVII в. в Англии частная собственность стала объектом критики и появились работы, в которых источником собственности провозглашалась королевская воля, Локк выдвинул и обосновал тезис о независимости права собственности от государственной власти, поскольку собственность возникла еще в догосударственном обществе и покоится на естественном основании — на труде. Он считал, что, если земля, находясь в общественном пользовании, возделывается отдельными лицами, то индивид может употреблять только то, что родилось на возделываемом им участке земли. Поскольку каждый человек имеет исключительное право на свой труд и свое тело, постольку то, что произведено с помощью личного труда, является личной собственностью. «Люди… путем договора и соглашений утвердили собственность, начало которой положили труд и усердие» [11, 267]. Эта теория была принята большинством экономистов, но отвергнута юристами, считающими, что если бы труд был источником собственности, то это обязательно нашло бы отражение в юридических нормах [2].

Еще более противоречивым является подход, согласно которому собственность является результатом договора. Если мы хотим вывести право из факта, то первоначально нужно установить действительность этого факта, в противном случае само право не может иметь основания. С нашей точки зрения и с точки зрения ретроспективного взгляда на институт собственности, не существовало такого договора. Тем более такой подход не может сейчас служить основанием законности института собственности.

Следующий подход был шире — отличаясь от первого, согласно которому собственность может быть законной только на движимое имущество. И заключается он в том, что институт собственности — только юридическая категория, и законность его определяется правами. Согласно первоначальному закону природы, никто не может обладать исключительным правом на общественные блага (воздух, солнце…), и здесь особое место принадлежит государству, которое должно следить, контролировать отношения собственности. Еще Ш. Монтескье писал, «как люди отказались от своей естественной независимости, чтобы жить под действием законов политических, так они отказались от естественной общности имуществ, чтобы жить под действием законов гражданских. Первые из названных законов доставили людям свободу, вторые — собственность» [15].

Согласно пятому подходу, который наиболее хорошо осветили немецкие юристы-философы, собственность является естественным правом. Так, И. Фихте писал, что личное право человека по отношению к природе состоит в обладании сферою действий, чтобы добывать средства к его существованию. Следовательно, это физическая сфера должна быть гарантирована каждому при условии, чтобы он своим трудом добывал средства для жизни [24].

Интересна позиция Г. Аренса, который утверждал, что собственность представляет собой осуществление совокупности средств и условий, необходимых для физического и духовного развития индивида в том количестве и качестве, которые необходимы для рационального потребления [2]. Получается, что собственность является для каждого человека условием его жизни и развития. Она основана на самой природе человека и, следовательно, должна рассматриваться как первоначальное и безусловное право, которое не является результатом никакого внешнего действия в виде «завладения», труда или договора/соглашения. Так как право исходит непосредственно из человеческой природы, то достаточно быть человеком, чтобы иметь право на собственность. Доказательством справедливости суждений Аренса служат и высказывания Т. Мальтуса, который в работе «Очерки о законе народонаселения» пишет, что человек, который не имеет собственности, не имеет вообще права на жизнь: «на пиру природы для него нет места; он лишний на земле. Природа повелевает такому человеку удалиться, и сама не замедлит привести такой приговор в исполнение» [29].

В индустриальный период можно выделить дефиницию института собственности с позиций проблемы ограниченности ресурсов, поведенческого и системного (политэкономического), в том числе марксистского подхода.

Историческая практика показала, что существуют некие фундаментальные причины, которые диктуют необходимость и неизбежность права частной собственности, что это право не выдумано людьми, а возникло естественным путем, в силу редкости ресурсов. Впервые идея об обусловленности права собственности редкостью благ была высказана еще в XVIII в. шотландским философом Д. Юмом, а научно обоснована в ХIХ в. выдающимся австрийским экономистом К. Менгером, отметившим в своей работе «Основания политической экономии» (1871), что основой собственности является ограниченность существующих благ. В соответствии с этим институт собственности является единственно возможным институтом, направленным на разрешение проблемы «несоразмерности между надобностью и доступным распоряжению количеством благ» [14, 79].

Таким образом, именно редкость благ (ресурсов), с одной стороны, и неограниченные человеческие потребности, с другой, лежат в основе интереса к собственности и являются экономической (доправовой) причиной ее возникновения. В обществе изобилия, будь такое возможно, не появилась бы даже сама идея собственности, не говоря о практике превращения свободных ресурсов в монопольное владение отдельных индивидов, их групп или государства.

Уменьшая неопределенность экономической среды и делая ее более стабильной и предсказуемой, права собственности выступают как своеобразные «правила игры». Выбор таких «правил», их применение на практике определяются тем, насколько эффективно они позволяют использовать редкие ресурсы, разрешать существующие и не допускать потенциальные конфликты по поводу этих ресурсов.

Политэкономический подход к категории института собственности специфичен у К. Маркса, для которого собственность есть системное свойство, пронизывающее все экономические отношения, вызывая их особые качественные признаки. Подход к категории собственность у Маркса носил двойственный характер: с одной стороны, в смысле исторически меняющегося способа присвоения имущества в условиях соответствующего способа производства, а с другой — в смысле принадлежности имущества (в первую очередь средств производства) кому-либо. «В каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различных общественных отношениях. Поэтому определить буржуазную собственность — это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства. Стремясь дать определение собственности как независимого отношения, как особой категории, как абстрактной и вечной идеи, значит впадать в метафизическую или юридическую иллюзию» [13, 168].

Заключение о «зависимости» права собственности от системы экономических отношений потребовалось Марксу для другого важного вывода — об исторически преходящем характере частной собственности. Когда частная собственность, основанная на труде, была вытеснена капиталистической частной собственностью, «дальнейшая экспроприация частных собственников» приобрела новую форму. «Теперь экспроприации подлежит уже не работник, сам ведущий самостоятельное хозяйство, а капиталист, эксплуатирующих многих работников. …Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» [12, 740]. Таким образом, у Маркса трансформация отношений собственности является развитием и сменой каждого последующего способа производства.

Возрождение интереса к данной проблеме произошло в 1960—1970-е гг. благодаря «экономической теории прав собственности», авторами которой были экономисты Р. Коуз, Д. Норт, А. Алчиан и др. [1; 16]. Своеобразный подход к трактовке собственности присущ таким известным экономистам неоинституциональной школы, как И. Барцель, Г. Демсец, Д. Норт, Р. Познер и др. В своих работах они использовали термин «право собственности» как пучок или доля прав по использованию ресурса, понимая права собственности как санкционированные обществом поведенческие отношения между людьми. [5; 6; 16; 17; 20]. 

В современной отечественной науке большое внимание уделяется трансформации института собственности, что связано с глобальными изменениями условий воспроизводства в мирохозяйственной системе. Процесс глобализации не мог не затронуть отношения собственности. В ходе усиления этого процесса начинают преобладать крупномасштабная частная собственность и межгосударственная собственность, контролируемая международными структурами (подробнее см.: [21, 136]).

Существенная переориентация произошла и в раскрытии противоречивости института собственности. Так, в неоидустриальном обществе противоречия проявляются в несоответствии форм собственности специфике технико-технологическим процессам, НТП, уровню кумуляции, централизации, сегментации и т. д. Весомое влияние стали оказывать противоречия, складывающиеся не только внутри определенной формы собственности, но и в процессе взаимодействия форм собственности как на основе политики протекционизма по отношению к одним формам собственности, так и на основе конкуренции между ними [3; 19]. 

При разработке проблемы в рамках неоиндустриального этапа весомый вклад в отечественной науке принадлежит профессору К.А. Хубиеву, который использовал системный подход к трактовке института собственности. Он, анализируя проявление содержания собственности во всей системе производственных отношений, показал ее связь с остальными отношениями, отвергая тезис, «будто собственность обладает волшебной силой, определяя содержание всех других категорий» [25, 72]. Последователями системного подхода экономические отношения собственности понимаются с момента соединения факторов производства, что вытекает, прежде всего, из понимания ими собственности как сложного многоуровневого экономического явления.

По мнению одного из авторов данной статьи, профессора С.Н. Ивашковского, с позиции ограниченности ресурсов «отношения собственности закрепляются в соответствующих правах собственности, действующих как поведенческие нормы, “правила игры”, регулирующие взаимодействия между людьми по поводу редких благ… Институт частной собственности является единственно возможным инструментом решения противоречия между потребностями людей в этих благах и их доступным количеством» [5, 53].

В неоиндустриальный период исследователями все больше внимания уделяется интеллектуальной и виртуальной формам собственности, что позволяет применить «нематериальный подход» к данному институту. В этой связи несколько меняется экономическое содержание данной категории (с социальной стороны) и просматривается новый ракурс в ее развитии. В XXI в. одним из ключевых моментов в подходе к институту собственности является то, что категория собственность все больше становится социализированной, что связано с социализацией всей рыночной экономики (социальная ответственность, социальные вызовы, социальные ограничения и т. п.). Профессор С.Д. Бодрунов пишет, что с развитием новых технологий, интернета и практически свободного доступа к информации снижается ценность обладания собственностью. Сначала это может происходить в сфере хозяйственной деятельности людей, а потом вообще собственность может «исчезнуть» из всех общественных отношений людей. С исчезновением собственности может исчезнуть и экономика как таковая, так как отношения присвоения и отчуждения составляют основу экономики [4, 172, 174]. Таким образом, значение института собственности может упасть, потому что снизится ценность того, что дает собственность, так как каждый может получить доступ к благу легче, проще, быстрее и с меньшими затратами. Человек начал присваивать тогда, когда у него появилось «экономическое» представление о жизни. А когда собственность как «присвоение имущества в условиях соответствующего способа производства» — по К. Марксу (как резерв, запас) — не нужна, тогда и нечего и незачем ничего присваивать.

Институт собственности выражает совокупность поведенческих отношений, возникающих между людьми в связи с использованием тех или иных благ (ресурсов). Следовательно, исследование категориального аппарата института собственности не может проводиться без учета исторического контекста и тех изменений, которые происходят в ходе общественного развития. Многоплановость института собственности объективно предполагает мультидисциплинарность его исследования, которая прослеживается на всех этапах его трансформации и особенно ярко проявляется в современный период — в рамках неоиндустриального этапа. Неослабевающий интерес к содержанию института собственности во многом обусловлен увеличением разнообразия объектов собственности и усложнения самих ее отношений, а также форм и способов их проявления. Здесь был сделан акцент на институциональном содержании собственности, претерпевающем эволюционные изменения на различных этапах трансформации хозяйственных систем. Появление новых подходов к трактовке института собственности показывает, что эта трансформация никогда не закончится.

Литература

  1. Алчиан А. Стоимость // Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса. Т. 3 / Под ред. В.М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1999. 496 с.
  2. Аренс Г. Юридическая энциклопедия, или Органическое изложение науки о праве и государстве, на основании принципов этической философии права. Перевод с нем. М.: Типография Александра Семина, 1863. 524 с.
  3. Башлаков-Николаев И.В. Эволюционирование института системы отношений собственности в неоиндустриальной экономике: Автореф. … дис. канд. экон. наук. М., 2013. 26 с.
  4. Бодрунов С.Д. Ноономика: Монография. М.: Культурная революция, 2018. 432 с.
  5. Ивашковский С.Н. Микроэкономика: Учеб. 2-е изд., испр. и доп. М.: Дело, 2001. 416 с.
  6. Ивашковский С.Н. Права собственности как «правила игры» в хозяйственных системах // Курс экономической теории: учебник. 4-е доп. и перераб. издание / Под ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселевой. Киров: «АСА», 2000. 752 с.
  7. Каллагов Б.Р. Собственность как основная экономическая категория. Владикавказ: ВИУ, 2011. 299 с.
  8. Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности (методология, основные понятия, круг проблем).  М.: АН СССР, 1990.90 с.
  9. Лавеле Э. Собственность и ее изначальные формы. Пер. с фр. / Под ред. Н.С. Кутейникова. Изд. 2-е. М.: URSS, 2011. 379 с.
  10. Лафарг П. Собственность и ее происхождение. Ярославль: Изд-во Ярославск. губ. к-та РКП(б-ков), 1923. 169 с.
  11. Локк Дж. Два трактата о правлении. М.; Челябинск: Социум, 2014. 494 с.
  12. Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. М.: Госполитиздат, 1960. 908с.
  13. Маркс К. Нищета философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. М.: Госполитиздат, 1955. 616 с.
  14. Менгер К. Австрийская школа в политической экономии / Менгер К., Бем-Баверк Е., Визер Ф. М.: Экономика, 1992. 492 с.
  15. Монтескье Ш. О духе законов. М.: Мысль, 1999. 672 c.
  16. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б.З. Мильнера. М.: Фонд экономичес­кой книги «Начала», 1997. 180 с.
  17. Познер Р. Экономический анализ права Пер. с англ. А.А. Фофонова: В 2 т.  Т. 1. СПб.: Экономическая школа, 2004. 544 с.
  18. Прудон П.Ж. Что такое собственность, или Изследованiе о принципе права и власти / Пер. Е. и И. Леонтьевых. М.: [б. и.] Тип. Желудковой, 1919. 202 с.
  19. Рубаник В.Е. Собственность и право собственности: юридические, философские, социологические, экономические подходы в их историческом развитии: монография: В 3 т. Т. 1. М.: Юрлитинформ, 2010. 424 с.
  20. Рубаник В.Е. Собственность и право собственности: юридические, философские, социологические, экономические подходы в их историческом развитии: монография: В 3 т. Т. 2. М.: РУСАЙНС, 2017. 194 с.
  21. Рязанова О.Е. Трансформация института собственности в условиях глобализации экономики: монография. М.: Изд-во МГОУ, 2008. 225 с.
  22. Тарандо Е.Е. Собственность: основы трудовой теории: монография. СПб.: Астерион, 2005. 166 с.
  23. Тьер А. О собственности / Пер. А. Степанова. СПб.: Типография В.В. Прац, 1872. 362 с.
  24. Фихте И.Г. О достоинстве человека // Фихте И.Г. Соч. В 2 т. Т. 1. СПб: Мифрил, 1993. 798 с.
  25. Хубиев К.А. Собственность в системе производственных отношений социализма. М.: Изд-во МГУ, 1988. 166 с.
  26. Штирнер М. Единственный и его собственность. Пер. с нем. М.: РИПОЛ классик, cop., 2017. 458 с.
  27. Fichte I.H. System der Ethik. Leipzig: Dyk, 1853. 494 р.
  28. Laboulaye E. Discourspopulaires. Droit de reunion. Education, bibliothèques. Franklin. Quesnay. Horace Mann. Rhetoriquepopulaire. Paris: Charpentier, 1869. 378 p.
  29. Malthus T. Essay on Principle of population. L., 1798 / Electronic Scholarly Publishing Project: 1998: [Электронный ресурс]. URL: http://www.esp.org. 126 p.

References

1.  Аlchian А. Stoimost' // Vekhi ehkonomicheskoj mysli. Teoriya potrebitel'skogo povedeniya i sprosa. T. 3 / Pod red. V.M. Gal'perina. SPb.: EHkonomicheskaya shkola, 1999. 496 s.

2.  Аrens G. YUridicheskaya ehntsiklopediya, ili Organicheskoe izlozhenie nauki o prave i gosudarstve, na osnovanii printsipov ehticheskoj filosofii prava. Perevod s nem. M.: Tipografiya Аleksandra Semina, 1863. 524 s.

3.  Bashlakov-Nikolaev I.V. EHvolyutsionirovanie instituta sistemy otnoshenij sobstvennosti v neoindustrial'noj ehkonomike: Аvtoref. … dis. kand. ehkon. nauk. M., 2013. 26 s.

4.  Bodrunov S.D. Noonomika: Monografiya. M.: Kul'turnaya revolyutsiya, 2018. 432 s.

5.  Ivashkovskij S.N. Mikroehkonomika: Ucheb. 2-e izd., ispr. i dop. M.: Delo, 2001. 416 s.

6.  Ivashkovskij S.N. Prava sobstvennosti kak «pravila igry» v khozyajstvennykh sistemakh // Kurs ehkonomicheskoj teorii: uchebnik. 4-e dop. i pererab. izdanie / Pod red. M.N. CHepurina, E.А. Kiselevoj. Kirov: «АSА», 2000. 752 s.

7.  Kallagov B.R. Sobstvennost' kak osnovnaya ehkonomicheskaya kategoriya. Vladikavkaz: VIU, 2011. 299 s.

8.  Kapelyushnikov R.I. EHkonomicheskaya teoriya prav sobstvennosti (metodologiya, osnovnye ponyatiya, krug problem). M.: АN SSSR, 1990.90 s.

9.  Lavele EH. Sobstvennost' i ee iznachal'nye formy. Per. s fr. / Pod red. N.S. Kutejnikova. Izd. 2-e. M.: URSS, 2011. 379 s.

10. Lafarg P. Sobstvennost' i ee proiskhozhdenie. YAroslavl': Izd-vo YAroslavsk. gub. k-ta RKP(b-kov), 1923. 169 s.

11. Lokk Dzh. Dva traktata o pravlenii. M.; CHelyabinsk: Sotsium, 2014. 494 s.

12. Marks K. Kapital. T. 1 // Marks K., EHngel's F. Soch. 2-e izd. T. 23. M.: Gospolitizdat, 1960. 908s.

13. Marks K. Nishheta filosofii // Marks K., EHngel's F. Soch. 2-e izd. T. 4. M.: Gospolitizdat, 1955. 616 s.

14. Menger K. Аvstrijskaya shkola v politicheskoj ehkonomii / Menger K., Bem-Baverk E., Vizer F. M.: EHkonomika, 1992. 492 s.

15. Montesk'e SH. O dukhe zakonov. M.: Mysl', 1999. 672 c.

16. Nort D. Instituty, institutsional'nye izmeneniya i funktsionirovanie ehkonomiki / Per. s angl. А.N. Nesterenko; predisl. i nauch. red. B.Z. Mil'nera. M.: Fond ehkonomiches¬koj knigi «Nachala», 1997. 180 s.

17. Pozner R. EHkonomicheskij analiz prava Per. s angl. А.А. Fofonova V 2 t. / T. 1. SPb.: EHkonomicheskaya shkola, 2004. 544 s.

18. Prudon P.ZH. CHto takoe sobstvennost', ili Izsledovanie o printsipe prava i vlasti / Per. E. i I. Leont'evykh. M.: [b. i.] Tip. ZHeludkovoj, 1919. 202 s.

19. Rubanik V.E. Sobstvennost' i pravo sobstvennosti: yuridicheskie, filosofskie, sotsiologicheskie, ehkonomicheskie podkhody v ikh istoricheskom razvitii: monografiya: V 3 t. T. 1. M.: YUrlitinform, 2010. 424 s.

20. Rubanik V.E. Sobstvennost' i pravo sobstvennosti: yuridicheskie, filosofskie, sotsiologicheskie, ehkonomicheskie podkhody v ikh istoricheskom razvitii: monografiya: V 3 t. T. 2. M.: RUSАJNS, 2017. 194 s.

21. Ryazanova O.E. Transformatsiya instituta sobstvennosti v usloviyakh globalizatsii ehkonomiki: monografiya. M.: Izd-vo MGOU, 2008. 225 s.

22. Tarando E.E. Sobstvennost': osnovy trudovoj teorii: monografiya. SPb.: Аsterion, 2005. 166 s.

23. T'er А. O sobstvennosti / Per. А. Stepanova. SPb.: Tipografiya V.V. Prats, 1872. 362 s.

24. Fikhte I.G. O dostoinstve cheloveka // Fikhte I.G. Soch. V 2 t. T. 1. SPb: Mifril, 1993. 798 s.

25. KHubiev K.А. Sobstvennost' v sisteme proizvodstvennykh otnoshenij sotsializma. M.: Izd-vo MGU, 1988. 166 s.

26. SHtirner M. Edinstvennyj i ego sobstvennost'. Per. s nem. M.: RIPOL klassik, cop., 2017. 458 s.

27. Fichte I.H. System der Ethik. Leipzig: Dyk, 1853. 494 r.

28. Laboulaye E. Discourspopulaires. Droit de reunion. Education, bibliothèques. Franklin. Quesnay. Horace Mann. Rhetoriquepopulaire. Paris: Charpentier, 1869. 378 p.

29. Malthus T. Essay on Principle of population. L., 1798 / Electronic Scholarly Publishing Project: 1998: [EHlektronnyj resurs]. URL: http://www.esp.org. 126 p.

*Пример ссылки при цитировании материалов журнала: Рязанова О.Е., Ивашковский С.Н., Золотарева В.П. Трансформация категориального содержания института собственности в ретроспективе // Философия хозяйства. 2019. № 4. С. 145—157.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Ноябрь 2019
23
Суббота
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->