wrapper

    

Категория: Тексты

Аннотация. Верховенство права рассматривается как компромисс между свободой и равенством, которые являются противоположными, но равнозначными ценностями. В пан-европейском контексте спрос на верховенство права предъявляется элитой. Конфликт между элитой и народом — это противоречие между законом, который устанавливается государством, и правом народа на изменение элиты и власти в государстве.

***

Верховенство права в современном обществе является одним из базовых критериев цивилизационного развития. Однако его смысл и содержание остаются зыбкими и размытыми.На конференции «Верховенство права как практическая концепция» (2012) [9] состоялась дискуссия о философских основаниях этого концепта. Является ли верховенство права формальным или субстантивным явлением? Построено ли содержание верховенства права на позитивизме или интерпретивизме? Можно ли описать верховенство права через синтез демократизма и уважение прав личности? Участники конференции пришли к выводу: нет необходимости в точном определении понятия «верховенство закона», а вполне достаточно и полезно описывать это явление через присущие ему элементы, пригодные в управлении обществом. «Мы призываем государства управлять обществом на основе принципа верховенства права» — таков политический лозунг конференции. Для контроля за качеством применения принципа верховенства права среди стран предложен специальный показатель — Rule of Law Index [9], состоящий из 44 расчетных показателей, которые объединены в основные параметры демократического устройства общества: уровень полномочий власти (Constraints on Government Powers), отсутствие коррупции во власти (Absence of Corruption), наличие порядка и безопасности (Order and Security), защита фундаментальных прав (Fundamental Rights), степень открытости власти (Regulatory Enforcement), состояние гражданского и уголовного правосудия (Civil and Criminal Justice).

Верховенство права рассматривается как один из ведущих принципов современного цивилизованного общества, при котором право принимается как основа взаимоотношений между субъектами общества. Право признается высшей ценностью общества, на которую ориентируются как отдельные люди, социальные группы, так и их организации, включая государство. Этот принцип определяет взаимоотношения гражданского общества и государства, формируя условия демократического устройства государственной власти. Через право происходит распределение пользы и потерь совместного проживания, критерием эффективности которого выступает справедливость, воспринимаемая и принимаемая каждым индивидуумом на морально-социальном уровне как равновесный обмен (благ, доходов, власти, безопасности, культуры и т. п.).

В самом общем представлении принцип верховенства права состоит в признании приоритета права над политикой, главенствующей роли права в деятельности государства. Верховенство права формирует матрицу законодательно-правовых институтов, обеспечивающих нормальное функционирование общества, его стабильность и развитие.

И все же, можно ли говорить о верховенстве права, не вникнув в сущность самого понятия права? А если право — это признанная и санкционированная государством норма поведения (позитивизм), то речь идет о верховенстве закона. И тогда любое устройство общества (монархия, автократия и др.) действует на основе верховенства права. А если право — морально-этическое требование личности и общества к своим членам (интерпретивизм), то верховенство права превращается в категорический императив Канта.

Современные тенденции глобализации на основе возникновения транснациональных, международных и наднациональных прав, на повестку дня ставят новые вопросы: должны ли эти нормы рассматриваться в качестве источников права в национальной правовой системе? А новые идеи и ценности, не ограничивают ли они суверенитет народа и не навязывают ли свои модели общественного устройства?

Монополию на исследование верховенства права захватила правовая наука, которая выделяет предметно-практический (формально-функциональный) аспект, акцентируя основное внимание на конституционной природе верховенства права, административно-государственных требованиях к его реализации, соответствии международной практике защиты прав субъектов. Идея верховенства права высказана лауреатом Нобелевской премии по экономике Ф.А. Хайеком (юристом по базовому образованию), который сделал акцент на противоречии права и закона и вывел верховенство права в сферу частного права [5].

Юристы особо не хотят привлекать к анализу «своих» правовых явлений экономистов, что существенно снижает методологический потенциал анализа. Это, прежде всего, относится к понятию «права». Исторический, социологический, этический, религиозный подходы считаются вполне достаточными для понимания права. Юристов не смущает тот факт, что в основе возникновения любых социальных явлений лежат процессы хозяйственной жизни. Поскольку историко-первичной формой существования общества является хозяйственная жизнь, корневую систему верховенства права следует искать именно в ней. Хозяйственное и экономическое развитие общества всегда является результатом совместно-разделенной деятельности. Разделенный характер трудовой деятельности означает, что обособленный субъект самостоятельно использует свои собственные возможности, способности (физические и интеллектуальные) и свободно определяет направление их использования. В этом аспекте трудовая деятельность имеет свободный характер, поскольку определяется собственной волей, желаниями и потребностями отдельного индивида. Естественные возможности, которые даны людям природой, оформляются в естественные права (или естественную свободу) человека. Естественные права невозможно ввести или запретить никакими конституциями или законами. В общем значении — это еще не социальные права, а только их абстрактные моменты. По мере развития общественного производства в сферу естественных ресурсов человека попадают орудия труда, которые воспринимаются человеком как продолжение своего тела. Поэтому права человека, которые возникают на основе природных возможностей, становятся реальными на основе возникновения права собственности на средства производства, обеспечивающего естественно-экономическую свободу человека. На основе права собственности возникает реальная экономическая свобода человека.

Обособление трудовой деятельности на основе разделения труда одновременно не только рождает автономность и свободу, но и формирует зависимость человека от других, что означает общественный характер его труда. Общественный характер труда предполагает выполнение тех трудовых функций, которые обеспечивают целостность общественного результата. А это в свою очередь приводит к взаимозависимости людей. И в этой взаимозависимости они становятся равными друг другу. В экономической жизни реальный результат достигается лишь при условии правильного (адекватного) соединения свободы (обособленности, независимости) каждого человека и его зависимости, которая является взаимной и, следовательно, в этом отношении равной. Нормальное, эффективное движение экономики может осуществляться только при условии постоянного воспроизведения единства свободы и зависимости. Верховенство права складывается в результате исторически длительных общественных конфликтов и поддерживается постоянными усилиями заинтересованных субъектов и их объединениями [1, 266].

Объективная логика верховенства права формируется на закономерностях развития экономических механизмов. В условиях натурального хозяйства результат хозяйственной деятельности имеет конкретно-определенный характер, что означает непосредственную связь между субъектом и его продуктом. В этом контексте движение продукта в натуральном хозяйстве осуществляется под контролем тех, кто имеет власть над природными ресурсами как основание для насилия над другими людьми [5, 124]. Становление экономического порядка рыночно-капиталистического типа предполагает, что результат хозяйственной деятельности отчуждается от конкретно-определенного субъекта и приобретает обособленную стоимостную форму. В товарной экономике стоимость становится идеальным алгоритмом соединения свободы и зависимости производителей. Рождаемые на основе стоимости отчужденные формы хозяйственной деятельности (капитал, прибавочная стоимость, прибыть и т. п.) требуют совсем других социальных институтов, которые должны четко формировать, закреплять и защищать правомочия тех субъектов, которые владеют этим ресурсами. «Никакое общинное, крестьянское, рабовладельческое, феодальное, государственное, ремесленное хозяйство никакой политэкономии никогда не рождало, ее породил капитализм, он же и самый последовательный экономизм, совершивший в Европе экономическую революцию и создавший в ней же экономическую цивилизацию» [4, 55]. Это приводит к тому, что естественные права (right), которые не имеют общественно-гарантированного характера движения, преобразуются в отчужденные от конкретных индивидов способы регламентирования деятельности всех (law). Право как социальный институт воспроизводит и защищает меру (алгоритм) соединения свободы и зависимости (равенства) хозяйствующих субъектов. Совсем не случайно принцип «ruleoflaw» (переведенный как верховенство права) появляется в контексте английского (прецедентного) права в XVII в., когда возникает конфликт между неопределенными и достаточно произвольными формами правления королевской власти и заранее четко определенными нормами парламента, который защищает интересы рождающейся буржуазии, оперирующей отчужденными экономическими формами. В этом контексте можно понять выражение Ф.А. Хайека, что право — это порядок свободы, упорядоченная свобода. Посредством права свобода транслируется в конкретные юридические права и свободы. Право поэтому — условие и основание свободы, а свобода — цель права [6]. Принцип верховенства права означает, что общество (а не государство) разрабатывает систему норм и правил обеспечения справедливой меры соединения свободы и зависимости (равенства). Законодательная система может только обеспечить (хорошо или плохо) нормативно-процедурный алгоритм реализации права как меры свободы и равенства. Эта мера не имеет заранее рассчитанных количественных параметров, а находится в постоянном историческом поиске, критерием истинности которой становится восприятие общества как справедливого (соответствующего праву) или несправедливого — в котором нарушена мера упорядоченной свободы.

В контексте европейских ценностей верховенство права означает формально равные возможности (права), обеспечивающие наиболее приемлемые для общества и его субъектов способы их свободного развития. Модель общества, построенного на принципе верховенства права, зависит от субъектов, которые формируют спрос на него. Верховенство права удовлетворяет потребность как общества в целом, так и отдельных его членов в присвоении таких фундаментальных благ, как жизнь, свобода, автономность, собственность, безопасность, шанс на самореализацию и т. п. Наличие потребности реализуется в интересе, который стимулирует к активным действиям. Субъектом верховенства права становятся те социальные слои, которые более всего заинтересованы в установлении устойчивого правопорядка, на основе которого можно удовлетворить как свои, так и общественные интересы в целом. Если в обычном смысле спрос — это платежеспособный механизм реализации потребности, то спрос на верховенство права определяется размером тех трансакционных затрат (денег, времени, усилий, терпения, солидарности), которые субъекты готовы и могут задействовать для удовлетворения своих потребностей.

В исторической ретроспективе интерес к существованию верховенства права реализуют те социальные слои, которым мешают существующие правила и нормы общественного поведения. Исторически первым таким субъектом стал собственник капитала, основной интерес которого заключается в обеспечении условий для сохранения своей собственности и создания условий для ее самовозрастания (путем инвестирования прибавочной стоимости). Между двумя координатами поведения собственника капитала — сохранения собственности и возрастания капитала — существует противоречие, которое по мере увеличения размера капитала приводит к росту неопределенности и рисков его функционирования в условиях рыночной экономики. Снятие этого противоречия осуществляется в деятельности предпринимателя, который, по словам Й. Шумпетера, становится революционным классом, поскольку его основные черты — опора на собственные силы, предпочтение риска, ценность собственной независимости, ориентация на собственный интеллект, потребность в достижении успеха, снижение ценности денег и стремление к нововведениям [7] — более соответствуют требованиям рыночной хозяйственной жизни и рождают потребность в принципиально других правилах и нормах общественного регулирования.

Совсем другие условия возникают при формировании постиндустриального, информационного, инновационного, сетевого общества, которое рождает новых субъектов спроса на верховенство права. Современный этап экономического развития построен на углублении не только хозяйственных, производственных, а прежде всего всей совокупности социальных связей, которые формируют социальный капитал как ресурс получения выгоды. В отличие от вещественных форм капитала социальный капитал не имеет чувственной формы и создается свободными субъектами, индивидуальные выгоды которых зависят от ожиданий, доверия и обязательств, обусловленных качеством социальной среды[2]. Поскольку социальный капитал состоит из социальных контрактов, совокупности социальных норм и возможностей социального обмена, его эффективное функционирование зависят от степени свободы каждого участника, возможностей предвидения будущего развития, предсказуемости поведения других участников контрактов, доверия всех участников социальных контрактов. Многообразие и скорость возникающих событий не позволяют субъектам социального капитала принимать решения на основе ожидания от государства принятия очередной программы действий, целесообразность которых должна быть выверена позитивной или негативной социальной практикой.

В контексте европейских стандартов эффективный спрос на верховенство права предъявляет элита (относительно обособленный слой гражданского истеблишмента), управляющая экономическими, политическими, культурными, религиозными ресурсами общества. Дееспособная элита формируется на основе достаточно большой численности среднего класса, относительно удовлетворенного условиями своей жизни (уровнем потребления, возможностями реализовать свои способности и т. п.), что делает его наиболее заинтересованным в обеспечении стабильности и предсказуемости своего существования. На таком социально-экономическом базисе национальная элита способна предъявить спрос на верховенство права, поскольку обладает необходимым уровнем способностей, знаний, чтобы адекватно анализировать ситуацию, видеть перспективы развития, прогнозировать и просчитывать последствия введенных норм права.

В трансформационных обществах элита носит дифференцированный по уровню состояния, неоднородный по интересам, противоречивый по происхождению характер, что не позволяет ей формировать долгосрочный и устойчивый спрос на эффективный приоритет права. Именно поэтому потребность в верховенстве права существенно превышает спрос на него, т. е монетизированную потребность, создающую возможность реально отстаивать интересы граждан в отношении с государством, попирающим естественные права граждан. В этих условиях субъектами спроса на верховенство права становятся, прежде всего, различные объединения (союзы промышленников, предпринимателей, профессиональные союзы, общества потребителей, банковские ассоциации и иные общественные организации). Они способны нести трансакционные затраты на обеспечение верховенства права, создавать организационные механизмы, позволяющие их минимизировать путем легального лоббирования, ускорения обработки информации, уменьшения потерь при продвижении своих интересов в органах власти на основе высокой репутации и доверия.

Конфликт между элитами и народом, особенно отчетливо проявившийся на президентских выборах в США и интенсивно развивающийся в Европейском союзе, это конфликт между правом, представленным государством и связанной с ним элитой, и правом народа на изменения элиты и полномочий государства. Здесь также необходимо находить компромисс. И его достижение в Европе не будет легкой задачей. Основным его содержанием станет формирование обновленных правовых механизмов, обеспечивающих упорядоченную и гарантированную свободу человека.

Литература.

  1. Верховенство права как фактор экономики: Межд. кол. Монография / Под ред. Е.В. Новиковой и др. М.: Мысль, 2013. 673 c.
  2. Коулман, Дж. Капитал социальный и человеческий. 1987 // http://skabber.nir.com.ua/files/http://skabber.nir.com.ua/files/Социальный капитал.pdf.
  3. Норт Д. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества / Пер. с англ. Д. Узланера, М. Маркова, Д. Раскова, А. Расковой. М.: Изд. института Гайдара. 2011. 480 с.
  4. Осипов Ю.М. Восхождение. Четверть века в походе за истиной. 25 лет Центру общественных наук при МГУ. 1990—2015. М.: ТЕИС, 2015. 236 с.
  5. Хайек Ф.А.Дорога к рабству. М.: АСТ, 2010. 320 с.
  6. Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики / Пер. с англ. М., 2006.
  7. Шумпетер Й.А Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
  8. Conference on «The Rule of Law as A Practical Concept» Lancaster House, London, reports // http://www.venice.coe.int/ webforms/documents/default.aspx?pdffile=cdl(2013)016).
  9. Rule of Law Index // http://worldjusticeproject.org/rule-of-law-index.

References

  1. Verhovenstvo prava kak faktor ekonomiki.
  2. Koulman, Dj. Kapital sotsialnyiy i chelovecheskiy. 1987 // http://skabber.nir.com.ua/files/Socialcapital.pdf.
  3. Osipov YU.M.. 236 s.
  4. Nort D. Nasilie i sotsialnyie poryadki. Kontseptualnyie ramki dlya interpretatsii pismennoy istorii chelovechestva .
  5. КHajekF.А. Dorogakrabstvu.
  6. KHajek F.А. Pravo, zakonodatel'stvo i svoboda: Sovremennoe ponimanie liberal'nykh printsipov spravedlivosti i politiki / Per. s angl.
  7. SHumpeter J.А .Teoriya ehkonomicheskogo razvitiya. M. Progress, 1982.
  8. Conference on «The Rule of Law as A Practical Concept» Lancaster House, London,reports // http://www.venice.coe.int/ webforms/documents/default.aspx?pdffile=cdl(2013)016)

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 fh2 2017

Календарь

Август 2017
24
Четверг
Joomla календарь