wrapper

    

Ключевые слова: государственное регулирование, предпринимательская деятельность, сетевые бизнес-структуры, теория менеджмента; самоорганизация, социальный капитал.

***

Государственное регулирование экономики, направленное на развитие предпринимательской деятельности, управление экономическим циклом, занятостью, денежным обращением и другими объектами, должно осуществляться с учетом положения о том, что экономические отношения в целом обусловлены преобладающим в данном обществе типом собственности. С учетом этого важно отметить, что, поскольку предпринимательская деятельность является элементом системы экономических отношений, соответствующих действующим в обществе отношениям собственности, то ее развитие как элемента системы не должно противоречить развитию всей системы. Как экономическая категория собственность — это отношение между человеком, группой или сообществом людей (субъектом), с одной стороны, и любой другой субстанцией материального мира (объектом) — с другой, заключающееся в постоянном временном, частичном или полном отчуждении, отсоединении, присвоении объекта субъектом [6, 9]. В соответствии с данным определением понятие собственности характеризуется принадлежностью объекта определенному субъекту.

Из большого и разнообразного множества существующих в экономической литературе определений собственности как экономической категории нами было выбрано именно это определение, поскольку в нем основной акцент делается на переход и перераспределение прав на собственность между различными объектами и субъектами экономики.

Становление и развитие рыночной экономики способствовали постепенному формированию предпринимательской среды, что привело к распространению таких экономических свобод, как свобода предпринимательства, свобода ценообразования, свобода перетекания ресурсов по различным сферам применения, свобода выбора продавцов и покупателей, а также личная свобода предпринимателя, его независимость и право принимать предпринимательские решения. Поэтому к середине ХХ в. экономика перестала быть однородной экономической системой, а в ее рамках сформировались различные модели рыночной экономики и соответствующие им типы предпринимательской деятельности. К другим экономическим акторам, оказывающим непосредственное влияние на развитие предпринимательской деятельности, следует отнести такие институты, как сообщества, сети, ассоциации, частные организации и т. д., которые играют важную роль в формировании и развитии институтов современной рыночной экономики. Под институтом понимается «совокупность, состоящая из правил и внешнего механизма принуждения индивидов к исполнению этого правила» [1, 23].

Существенное влияние на эволюцию взглядов на предпринимательскую деятельность имели появление и развитие теории разнообразия рыночных отношений (капитализма), что связано с работами Питера Холла и Дэвида Соскиса [13], которые, проведя сравнительный анализ различных моделей рыночной экономики, дали оценки стратегического взаимодействия между компаниями, наемными работниками и акционерами. По их мнению, эти взаимодействия и формируют «производственный режим». Различия во внутрифирменных стратегиях и поведении экономических агентов формируются в четырех сферах, которые и определяют стимулы и ограничения, стоящие перед компаниями. Первое — это финансовая система и корпоративное управление; второе — производственные отношения; третья — система образования и повышения квалификации; и четвертая сфера —система межфирменных связей. При этом они определяют государство как структуру, которая формирует условия и обеспечивает необходимый производственный режим. П. Холл и Д. Соскис приходят к выводу, что компании в процессе своей деятельности ориентируются на поиск соответствующих ключевых компетенций, или конкурентных преимуществ, которые и определяют для них возможность обеспечения эффективности производства. Соответственно развитие этих компетенций предполагает, что компаниям требуется устанавливать и развивать связи с другими экономическими агентами. Эти связи сами по себе являются источником координационного взаимодействия в процессе предпринимательской деятельности. При этом экономические агенты, оставаясь в границах сложившейся институциональной структуры, сами приходят к нахождению равновесных решений.

Кроме того, по мнению Холла и Соскиса, соответствие между четырьмя рассмотренными выше сферами должно обеспечивать их комплементарность. Например, они пишут, что достижения долгосрочной занятости возможно там, где финансовая система представляет капитал на условиях, не слишком чувствительных к текущей прибыльности. И в то же время для проведения эффективной политики по поддержке занятости необходимо, чтобы финансовые рынки легко перемещали ресурсы, обеспечивая спрос на труд.

При этом важно отметить, например, что конфликтующие между собой институты оказывают дестабилизирующее воздействие на отдельные компании и экономику в целом, но эти конфликты открывают новые возможности для поиска организационного разнообразия и обеспечивают возможность адаптации предпринимательских структур к условиям неопределенности [12].

Очевидно, что чем выше будет степень комплементарности институтов, тем эффективнее взаимодействие и степень координации между различными предпринимательскими структурами, но тем труднее в случае необходимости (кризиса) обеспечить проведение институциональных преобразований.

В плане эволюции предпринимательской деятельности отметим, что в различных странах, начиная со второй половины ХХ в., идет процесс образования различных типов предпринимательских структур, которые и формируют национальные системы бизнеса. Этот термин был введен в научный оборот Ричардом Уитли, который рассматривая различные системы бизнеса, писал, что для каждой из них существуют характерные типы экономической организации, отличающиеся по степени и методам официальной координации экономической активности как внутри самой организации, так и в процессе взаимодействия между собственниками, менеджерами, экспертами и другими наемными работниками [19].

Р. Уитли рассматривает компанию как систему взаимодействий между акторами, что, по его мнению, и позволяет реализовывать возможность перемен. Он считает, что две основные переменные формируют страновые различия между компаниями. Первая переменная — это степень и масштаб интеграции собственности, и вторая — степень и масштаб горизонтальной интеграции компаний. Путем сравнительного анализа в современной рыночной экономике Уитли выделяет восемь основных типов предпринимательской деятельности, которые эволюционным путем сложились в практике хозяйствования [14].

1.      Фрагментированный тип предпринимательской деятельности. Степень как вертикальной, так и горизонтальной интеграции очень низка, а экономическая активность представляет собой главным образом деятельность мелких фирм на рынке совершенной конкуренции. Предполагает контроль со стороны собственника и рыночный контроль.

2.      Сетевая модель предпринимательской деятельности. Интеграция собственности низка, но высоки специализация фирм и степень кооперации между ними. Предполагает, что по мере развития степень интеграции собственности может увеличиваться.

3.      Промышленные округа. Степень координации посредством распределения прав собственности низкая, однако высока степень горизонтальной координации с помощью альянсов. Предполагает интеграцию в промышленном секторе посредством распределения прав собственности.

4.      Система финансового конгломерата. Масштаб интеграции прав собственности высок, однако горизонтальная интеграция незначительна из-за преобладания масштабных холдинговых объединений и сетей разнородных компаний, основанных на совместном владении. Предполагает высокую степень горизонтальной координации (с помощью гибридных структур — альянсов) производственных цепочек.

5.      Система интегрированного конгломерата. Права собственности сильно интегрированы, однако горизонтальная интеграция незначительна. Предполагает развитие сотрудничества конкурирующих компаний.

6.      Система отсеков. Характерна для экономической системы, которая сложилась в США и в которой крупные интегрированные и в некоторой степени изолированные фирмы конкурируют друг с другом на местных рынках. Предполагает развитие горизонтальной интеграции.

7.      Объединенная система. Ассоциация контролирующих фирм в рамках одного сектора. Предполагает высокую степень взаимозависимости между работниками и работодателями.

8.      Хорошо скоординированная система. Использует альянсы собственников для координации действий между секторами (японские компании). Предполагает высокую степень делегирования полномочий и доверия к наемным работникам.

Для каждой страны в зависимости от ментальности, традиций и правил поведения в обществе характерны определенные типы предпринимательской деятельности. При этом особое влияние на характер предпринимательской деятельности оказывают сложившиеся в данном обществе формальные и неформальные институты. Для стран, в которых становление и развитие предпринимательской деятельности начались относительно недавно, характерна ситуация, при которой формальные институты еще не сформированы и не действуют, поэтому их подменяют неформальные институты взаимодействия. Это, с одной стороны, позволяет достаточно оперативно принимать необходимые решения, но, с другой — ограничивает возможности для инвестиций и стабильного развития даже в среднесрочной перспективе.

Такой характер общественного развития и соответственно предпринимательской деятельности, по определению Оливера Шумбергера, называется патримониальным капитализмом [18, 22]. Для него характерны формальные и неформальные правила, которые не только не поддерживают друг друга, но зачастую и системно противоречат друг другу. При этом в обществе могут доминировать неформальные правила, а формальные — будут устанавливаться избирательно и применяться исходя из интересов ресурсообеспеченных групп. Конкурентная политика будет ограничиваться, однако в рамках ручного управления будут создаваться специальные возможности для поддержки рентоориентированного поведения. Как следствие, права собственности и контракты будут защищены в форме персональных гарантий и обязательств, а действие формальных институтов и законов будет ограничено. С учетом этого направление, темпы и последствия политических и экономических реформ будут определяться исходя из предпочтений отдельных групп интересов, а рентоориентированное поведение — способствовать росту трансакционных издержек. Их уровень будет значительно превышать уровень, который характерен для экономически развитых стран. В настоящее время именно этот тип предпринимательской деятельности характерен для экономики Российской Федерации. Это объясняется тем, что государственный аппарат по неформальным каналам может оказывать очень серьезное влияние на развитие предпринимательских структур.

Рассмотрим более подробно сетевую модель организации предпринимательской деятельности. В контексте процессов глобализации, интеграции, масштабной унификации и стандартизации, слияния и поглощения корпораций и компаний происходит интенсивное развитие сетевого бизнеса, который является достаточно эффективным инструментом управления, поскольку позволяет использовать внешние сетевые эффекты. На наш взгляд, с точки зрения развития российской экономики сетевой тип предпринимательской деятельности является наиболее перспективным. Это объясняется необходимостью распространения горизонтальной, сетевой системы управления и коммуникаций в противовес иерархичной системе. В настоящее время сетевые структуры все более распространяются в пределах отдельных отраслей, а также на межотраслевом уровне. Они эффективно функционируют в пределах территорий, регионов, на межрегиональном, межгосударственном, глобальном уровнях. Можно сказать, что в современной российской экономике сетевая модель выступает в качестве одной из ключевых и прогрессивных форм организации предпринимательской деятельности. В рамках данной модели предприятия объединяются не на основе слияния или иерархического подчинения, а путем создания механизма взаимодействия, позволяющего сохранить самостоятельность. Сетевое предприятие, по сути, представляет собой совокупность взаимозависимых предприятий и организаций, которые сохраняют статус обособленных хозяйствующих субъектов, но при наличии единого координационного центра объединены многочисленными горизонтальными связями, обменными трансакциями, обязательствами, целями, задачами, функциями [3, 4].

Когда экономические субъекты, которые обладают взаимодополняющими друг друга ресурсами и компетенциями, образуют сетевые организации, они ставят перед собой цель достигнуть синергетического эффекта за счет оптимального объединения ресурсов в цепочки создания ценности и образования эффективно функционирующей структуры, имеющей необходимый потенциал для реализации поставленных задач.

В таких модифицированных структурах с помощью информационных систем обеспечиваются достаточная гибкость и эластичность коммуникаций, деловых контактов. Кроме того, в них формируются необходимые предпосылки к максимально полной реализации творческих способностей, знаний, информации, навыков, наработанных полезных контактов, сотрудников, в определенной степени выполняющих функции предпринимателей. Это служит фактором значительного повышения конкурентных преимуществ компаний, ориентирующихся на предпринимательский способ ведения бизнеса. По существу, можно говорить о наличии очевидных признаков трансформации основной модели корпоративного менеджмента [17] в связи с потребностью использовать те дополнительные преимущества, которые предоставляет реализация концепции предпринимательства в новой экономике.

Следует подчеркнуть, что возникновение сетевых структур, (межфирменных и межорганизационных сетей) получило довольно широкое распространение только в относительно недавнее время. Это не в последнюю очередь обусловлено интенсивным и даже порой взрывным развитием информационно-коммуникационных технологий. Дело в том, что внедрение передовых информационно-коммуникационных технологий способствует качественному снижению трансакционных издержек в работе компаний, в результате чего принципиально изменяется баланс издержек и выгод в рамках альтернативных моделей координации и организации производственных процессов. Это объясняется тем, что оптимизация всех процессов в ходе создания и функционирования сетей невозможна без определенного уровня скорости, объемов и качества коммуникаций.

Вместе с тем важно отметить, что положительный эффект от применения информационно-коммуникационных технологий не возникает автоматически. Ведь они используются в рамках комплексных социотехнических систем, в состав которых также входят экономические агенты, различные ресурсы и бизнес-процессы [9]. Соответственно продуктивность работы этих систем определяется особенностями всех составляющих компонентов, а не зависит только от наличия конкретных технологических решений и внедрения современных технологических процедур. В общем виде сетевой организацией принято называть совокупность независимых групп, организаций, индивидов, которые на протяжении определенного периода и при наличии координации действуют, чтобы достигнуть заранее согласованных целей, имеют общий корпоративный имидж, а также корпоративную инфраструктуру [5].

Важным преимуществом сетевой формы организации бизнеса в условиях новой экономики является существенное расширение спектра компетенций сети. При условии, что каждый отдельный участник сети фокусируется на конкретных ключевых сервисах и компетенциях. Это способствует повышению инновационной конкурентоспособности, так как создает благоприятные условия для генерирования и внедрения инноваций. Сетевые структуры устроены так, что, по сути, каждый их участник обладает возможностью выступать в качестве предпринимателя-инноватора.

Особым видом межорганизационной сети является кластер. Такого рода сеть может иметь отраслевой или межотраслевой характер, предполагается, что она должна консолидировать ресурсы и ключевые компетенции не только отдельных субъектов, коммерческих компаний, но и других организаций, включая некоммерческие. Современный кластер представляет собой объединение фирм, поставщиков специализированных услуг, комплектующих, оборудования, научно-исследовательских центров и институтов, учебных заведений и других организаций, взаимодействующих друг с другом, дополняющих друг друга, что позволяет увеличивать конкурентные преимущества как отдельных участников, так и всего кластера. Кластеры сегодня могут играть роль своего рода полюсов конкурентоспособности.

Необходимо подчеркнуть, что высокая продуктивность и результативность функционирования кластера в немалой степени обеспечивается феноменом «эффект рычага». Его содержание состоит в том, что каждый из членов кластера имеет относительно небольшой, но качественный, а иногда и эксклюзивный ресурс. Этот ресурс, или же его часть, по мере необходимости используется в рамках кластера и действует на благо всей сетевой организации в соответствии с ее целями и задачами при учете интересов обладателя ресурса. В результате образуется единый общесетевой ресурс, который дает возможность каждому члену кластера выстраивать коммуникации и деловые отношения с внешней средой, к примеру с клиентами, исходя из наличия в его распоряжении всего общесетевого ресурса. «Эффект рычага» находит свое выражение в том, что, передавая для общего корпоративного ресурса свой личный ресурс или же его часть посредством договоренностей о порядке ее использования, каждый член кластера может иметь в своем распоряжении общий корпоративный ресурс, существенно превышающий ресурс каждого из участников. В кластерах принято выделять следующие типы ресурсных рычагов: статусный, информационный, коммуникационный, материальный.

Важно также отметить, что сетевой характер современной экономики, безусловно, оказывает непосредственное влияние на работу компаний, что ведет к формированию соответствующих структур управления. В последнее время во многих компаниях наблюдается постепенный переход от иерархических и бюрократических систем и методов менеджмента к системам, в основе которых лежат прямые горизонтальные связи, непосредственные коммуникации, сетевые формы организации деятельности, функционирующие на основе знаний и информации.

При этом сетевой подход к управлению организацией в условиях новой экономики и развития информационно-коммуникационных технологий рассматривается в качестве важной составляющей очередного этапа эволюции теории менеджмента. И, если в первой половине ХХ в. «организацию» можно было определить как модель оптимального разделения труда, осуществляемого в иерархическом порядке подчинения посредством цепи команд и необходимых для этого коммуникаций, то в последнее время на первый план постепенно вышла сетевая теория. Данная теория рассматривает в качестве основного объекта анализа процесс управления распределением и обменом ресурсами между организациями и способы координации такого обмена. Исходной предпосылкой теоретических рассуждений, с точки зрения данного подхода, выступает то обстоятельство, что любая организация вынуждена взаимодействовать с другими для получения необходимых дефицитных ресурсов. В таблице 1 представлен сравнительный анализ развития теории организаций по пяти позициям (акторы, процессы, решения, власть/полномочия, информация/ценности) [16, 19].

Таблица 1

Развитие организационной теории

Подход Механистический Случайностный Сетевой, или межорганизационный
Акторы Организации как последовательные единицы с ясно установленными целями Организации как открытые системы, которые состоят из взаимосвязанных субсистем Организации как составные элементы сети организаций
Процессы Рациональные, структурированные сверху Стратегические ожидания изменений среды. Регулирование подсистем и их взаимодействий Межорганизационные взаимодействия, при которых происходит обмен ресурсами. Направляются связями между организациями
Решения Результат стратегических решений центрального аппарата управления, направленных на достижение сформулированных целей Результат взаимодействия между подсистемами. Направлены на улучшение организационной структуры и среды Результаты переговоров между организациями. Направлены на стабилизацию ресурсных потоков
Власть / полномочия Ясная, централизованная структура власти Неопределенная структура власти (зависит от конкретной конфигурации подсистем) Отсутствие центральной властной структуры. Власть зависит от наличия ресурсов

        

Продолжение табл. 1

 

Информация / ценности Научный сбор информации. Ясные цели и ценности Центральная задача — сбор стратегической информации относительно характеристик окружающей среды организации. Ценности имеют неопределенный характер Информация — властный ресурс, разделяемый различными акторами. Ценности конфликтуют

Важно подчеркнуть, что сетевая теория, в рамках которой сетевые организации описываются как сети взаимозависимых групп, отношения между которыми характеризуются сотрудничеством и конкуренцией [4, 21], становится сейчас одним из ведущих направлений совершенствования менеджмента. При этом сети образуются, когда связи в определенной мере формализуются, становятся устойчивыми, регулярными и подчиненными принципу удовлетворения взаимных интересов. Вместе с тем формализация, систематизация связей, каналов взаимодействия и взаимоотношений в данном случае отнюдь не означает, что в сетях вводятся иерархические структуры управления. Одна из ключевых функций сетей как раз и состоит в координации действий в децентрализованных организациях.

Сетевые структуры возникают, когда активность обособленно действующих элементов сети уже недостаточна, когда участвующие в сети акторы осознают, что они фрагменты единого организма. Сетевые структуры ориентируются на достаточно самостоятельные и автономные действия индивидуальных членов и групп участников, в то же время акторы, объединившись, трансформируются в новое целое [15, 27], когда берутся за выполнение сложных и масштабных задач, реализация которых невозможна для независимо действующих групп и индивидуумов. Такое изменение организационных моделей выражается, прежде всего, в дебюрократизации управленческих процедур, широком распространении сетевых структур, в которых действуют не формальные исполнители, а творческие «информационные работники» [7, 137]. Работники, имеющие качественное высшее образование и занятые преимущественно творческой работой, требуют к себе иного подхода со стороны руководства, чем прежние исполнители. С учетом этого в экономике традиционные бюрократические организации все больше уступают место самопрограммирующимся, самоуправляющимся единицам, основой для которых служат принципы децентрализации, участия и координации [11, 166]. Дальнейшее развитие процессов самоорганизации общественной жизни, будет способствовать формированию социального капитала [8, 266—289], который формирует атмосферу доверия между акторами и создает уверенность в выполнении взаимных обязательств.

В качестве основных тенденций развития теории менеджмента в частности можно выделить следующие:

•        замена узкой функциональной специализа¬ции системной интеграцией в характере и содержании менеджмента, в стиле уп¬равления;

•        отход от моделей, в которых наблюдаются формализация, иерархичность, обособление функциональных и штабных звеньев;

•        уменьшение количества иерархических уровней и трансформация моделей управления компаниями из пирамидальных в сетевые и плоские, при условии децентрализации определенных управленческих функций.

Исходя из этого, отметим, что повышение роли информационных и кадровых инструментов интеграции по сравнению с технократическими и струк¬турными способствует формированию автономных команд и групп, что, в свою очередь, увеличивает возможности реализации творческого потенциала работников и повышает их инициативность. Поэтому управление по горизонтали нередко оказывается более действенным, нежели по вертикали.

Кроме того, все более распространенной становится приверженность принципу разнообразия. Разработка универсальной концепции, некоей идеальной парадигмы, которая может быть применена практически в любой компании, уступает место многообразию форм организации управления бизнесом. Это обусловлено тем, что содержание трансформации управленческого порядка от иерархических организаций в сетевые структуры в немалой степени зависит от того, что процессы, протекающие в обществе и экономике, не контролируются исключительно централизованными структурами, инструменты контроля рассеяны: материальные ресурсы и информация разделены между множеством разнообразных акторов. Их координация уже не является результатом централизованного руководства, а возникает в процессе целенаправленного взаимодействия множества индивидуальных акторов [10, 503]. В терминологии, используемой рядом современных экономистов, предприниматель — человек, который может правильно оценить структуру общественных потребностей, способен сочетать свое понимание структуры потребностей со знаниями и навыками в сфере управления производством в процессе создания благ. Предприниматель может продуктивно и творчески решать управленческие и производственные задачи, включая согласование потребностей с имеющимися ресурсами, обладает необходимым капиталом, энергией и готов нести расходы по организации бизнеса [2, 48].

В заключение проведенного нами анализа можно сделать вывод, что в настоящее время эволюционным путем сложились характерные для современной рыночной экономики восемь типов предпринимательской деятельности: фрагментированный тип; сетевая модель; промышленные округа; система финансового конгломерата; система интегрированного конгломерата; система отсеков; объединенная система; скоординированная система. В обществе (страны) в зависимости от сложившихся формальных и неформальных институтов, методов и норм взаимодействия между различными субъектами и объектами государственного регулирования, ментальности, традиций и правил поведения могут складываться разные типы предпринимательской деятельности. С учетом этого устойчивость и эффективность государственного регулирования во многом будут зависеть от поиска и нахождения новых форм взаимодействия между различными субъектами и объектами регулирования. При этом важнейшей основой для взаимодействия между органами государственной власти, предпринимательскими структурами и другими хозяйствующими субъектами должны являться связи, опирающиеся на ценностные и этические нормы (социальный капитал).

Литература

1.      Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория / Под ред. А.А. Аузана. М.: Инфра-М, 2005.

2.      Карлоф Б. Деловая стратегия: концепция, содержание, символы. М.: Экономика, 1997.

3.      Котлер Ф., Акрол Р.С. Маркетинг в сетевой экономике // Маркетинг и маркетинговые исследования в России. 2002. № 2.

4.      Мастенбрук У. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации. М.: Инфа-М, 1996

5.      Радаев В. Сетевой мир // Эксперт 2000. № 12.

6.      Управление государственной собственностью: Учебник // Под ред. В.И. Кошкина, В.М. Шупыро. М.: Инфа-М, 1997.

7.      Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Academia, 2004.

8.      Фукуяма Ф. Великий разрыв. М.: АСТ, 2003.

9.      Шерешева М.Ю. Информационные технологии в управлении российскими предприятиями // Российский журнал менеджмента. 2004. Т. 2. № 1.

10.    Blatter J. Beyond Hierarchies and Networks: Institutional Logics and Change in Transboundary Spaces // Governance: An International Journal of Policy, Administration and Institutions. 2003. Vol. 16. No. 4.

11.    Castels M. The Information Age: Economy, Society and Culture. Oxford, 1998.

12.    Crouch C. Capitalist Diversity and Change. Recombinant Governance and Institutional Entrepreneurs. Oxford: Oxford University Press, 2005.

13.    Hall P.A., Soskice D. Introduction to Varieties of Capitalism // Varieties of Capitalism: The Institutional Foundations of Comparative Advantage / Hall P.A., Soskice D. (Eds.). Oxford: Oxford University Press, 2001.

14.    Hall P.A. Divergent Capitalism …; Business Systems and Organizational Capabilities: The Institutional Structuring of Competitive Competences. Oxford: Oxford University Press, 2007.

15.    Keast R., Mandell M., Woolcock G. Network Structures: Working Differently and Changing Expectations // Public Administration Review. Vol. 64. No. 3.

16.    Managing complex networks / Kickaert W.J.M. (eds.). SAGE, 1997.

17.    Savage Ch. 5th generation management: integrating enterprises through human networking. S. l., 1990.

18.    Schlumberger O. Structural Reform, Economic Order and Development: Patrimonial Capitalism // Review of International Political Economy. 2008. No. 15.

19.    Whitley R. Divergent Capitalism: The Social Structuring and Chance of Business Systems. Oxford: Oxford University Press, 1999.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Октябрь 2019
23
Среда
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->