wrapper

    

 

Определение элиты

merzlyakov2Существует много определений элиты: выбор конкретного определения зависит от целей исследования и объектов изучения. Одним из определений является положение о том, что элитой является совокупность тех людей, которые достигли наибольшей эффективности в своей профессиональной области. Этого взгляда на природу элиты придерживался Вильфред Парето. Таким образом, элитой будут называться все те люди, которые наиболее профессионально выполняют свою работу и обладают общественным признанием своего высокого профессионального статуса. Также статусом элитарного будут наделяться институты, эффективность и профессионализм которых не вызывают сомнения у общества.

В данном случае элитарность схожа с идеей блага у Платона. Согласно Платону, благо — максимальное развитее того или иного свойства. Так благой конь — это конь, который скачет быстрее других; благо сапожника — способность делать качественную обувь; благой нож — острый нож и т. д. Иначе говоря, чем лучше объект выполняет свою функцию, чем совершеннее он реализует свое природное назначение, тем ближе он к тому, что Платон называл благом.

Элитарные институты глазами общества

За последние два десятилетия мы наблюдали в России инфляцию доверия людей ко всем общественным институтам. Это было закономерным следствием тех негативных и значительных изменений, которые произошли в нашем обществе. Сыграли свою роль структурный кризис, который возник вследствие разрушения прежней общественной структуры, и кризис ценностей, который не мог не отразиться на эффективности работы институтов и, следовательно, оценке их работы людьми.

Однако в последнее время мы наблюдаем последовательный рост доверия людей к некоторым государственным институтам. Их эффективность перестает вызывать у людей сомнение. Именно эти институты люди готовы определять как элитарные. А принадлежность сотрудников этих институтов к элите обществом не оспаривается в силу демонстрируемой эффективности выполнения своих задач. В данном случае речь идет именно о профессиональной элите, и элита определяется через признание социумом высокого уровня выполнения своих профессиональных задач. Взамен качественного выполнения своей функции та или иная страта получает от общества статус элиты.

Элитарная общность в современной России

За последнее время наиболее высокий уровень доверия общества к профессионализму получила армия. Это стало возможным благодаря демонстрируемой эффективности и профессиональному выполнению ряда задач вопреки сложившимся за последние десятилетия негативным оценкам армии в обществе. Оказалось, во многом неожиданно для общества, что Россия обладает высокоэффективными вооруженными силами. В совокупности с исторически укорененным в культуре россиян уважением к армии этот факт указывает на то, что армия приобретает черты элитарного института, профессионализм которого обеспечивает ее одобряемым обществом высоким статусом.

К сожалению, ни один из других институтов пока не демонстрирует подобного роста общественного мнения о себе. Это объясняется крайне неочевидными успехами и не всегда заметной ценностью.

Таким образом, армия в современной России обладает такими важными ресурсами, как доверие к профессионализму со стороны общества, а также статусом профессиональной элиты. И этими ресурсами нужно грамотно пользоваться.

Использование ресурсов элитарности армии

Человек всегда с большой охотой отождествляет себя с представителями элиты. Если появляется возможность быть ближе к тем, кого в обществе принято называть элитой, то человек этим пользуется и, более того, готов тратить значительные усилия для того, чтобы быть ближе к элите — и ради этого работать более эффективно.

В рамках исследования был проведен опрос о влиянии статуса заказчика на результативность работы. Молодым ученым МГУ было предложено ответить, как изменилась бы эффективность их актуальной работы, если бы ее заказчиком была армия, а не гражданские организации. Оказалось, что большинство опрошенных считают, что эффективность их работы возросла бы, если бы они выполняли ту же работу, что выполняют сейчас, но заказчиком бы было Министерство обороны. Несмотря на то, что опрашиваемые указывали лишь на вероятное и в целом незначительное повышение качества их работы, а также, несмотря на в целом незначительную выборку и невысокую репрезентативность нашего опроса, мы считаем, что в данном случае можно говорить о влиянии заказа от воспринимаемого как элитарного института на качество выполняемой работы.

На наш взгляд, этот эффект можно описать в терминах экономики идентичности. Если человек воспринимает себя (пусть и не всегда обоснованно) как часть той организации, с которой он желает себя идентифицировать, то эффективность его работы возрастает. Очевидно, что высокий общественный статус работодателя повышает и субъективно воспринимаемый статус работника.

На наш взгляд, расширение участия армии как заказчика научных исследований увеличит эффективность этих исследований и их научный потенциал. Речь идет вовсе не о тех исследованиях, результатом которых должны быть объекты военного назначения или двойного назначения. Мы говорим о более широком спектре заказов на исследования даже в тех областях, которые не имеют непосредственного отношения к обороне. Это могут быть исследования как в области естественных, так и в области гуманитарных наук — сам факт признанной элитарности заказчика окажет влияние на качество выполненного исследования.

Армия способна выполнить роль катализатора научных исследований в различных областях знания именно в силу признания обществом ее элитарности и потребности отдельного человека быть частью элитарного сообщества. Учитывая то, что в современном российском обществе все еще наблюдается острый дефицит доверия к другим институтам, а также признанный статус армии, будет верно использовать этот ресурс доверия к армии максимально интенсивно.

Элита как самоопределение

Элиту можно определить и как людей, находящихся на вершине социальной иерархии и обладающих таким ресурсом, как политическое управление. Другими словами, согласно этому подходу, элита — это правящий класс. Этого определения придерживался Гаэтано Моска. Однако нас интересует не столько формальная принадлежность субъекта к элите в этом понимании, сколько субъективное отождествление себя с элитой. Поэтому в целях нашего исследования мы будем определять элиту как ту часть населения, которая обладает двумя характеризующими ее признаками: 1) идентификацией себя с элитой; 2) высоким положением актуальных потребностей в иерархии потребностей. В нашем понимании представителем элиты может быть назван только тот человек, который наиболее полно удовлетворил так называемые потребности низкого уровня и испытывает нужду в удовлетворении потребностей высокого уровня. Именно этот признак является для нас наиболее существенным, потому что если элита занимает высокое место в социальной иерархии, то это означает и то, что ее представители обладают ресурсами для наиболее эффективного удовлетворения своих потребностей и поднимаются выше других по иерархии потребностей.

Иерархия потребностей

Классическая пирамида потребностей представляет собой иерархию потребностей человека, которые расположены в виде иерархической лестницы. Абрахам Маслоу распределил потребности по возрастанию [1]. Главный принцип такого распределения заключается в том, что человек не будет склонен реализовывать потребности вышележащего уровня до тех пор, пока не удовлетворил нижележащие потребности. В основании пирамиды — физиологические потребности (сон, голод, жажда и т. д.). Выше находится потребность в безопасности. Затем следуют социальные потребности и т. д.

Этот принцип указывает на то, что человек, будучи биологическим организмом, в первую очередь будет реализовывать свои биологические потребности. Если биологические потребности реализованы, то человек, будучи социальным существом, на более высоком уровне организации жизни начнет удовлетворять социальные потребности (в том числе и престижные: уважение другого, признание другим своего высокого статуса и т. д.). Когда будут реализованы социальные потребности, то человек, будучи сознательным субъектом, начнет удовлетворять свои духовные потребности.

Вопрос о российской элите

Одной из основных проблем относительно российской элиты является вопрос о ее статусе как элиты национальной. После распада Советского Союза возникло представление о том, что национальной элиты как таковой в России не существует. Дело в том, что, согласно этому представлению, российская элита не идентифицировала себя со страной происхождения, но отождествляла себя с общеевропейской элитой. В этом случае Россия воспринималась не как образ, формирующий идентичность, но как ресурсная база для формирования идентичности общеевропейской. Дрейф идентичности элиты можно объяснить кризисными явлениями в стране ее происхождения, которые «удешевили» статусную полезность идентификации себя с Россией. Таким образом, можно говорить о том, что некоторое время страна существовала без четко оформленной национальной элиты.

Главный вопрос данного исследования: какой должна быть ситуация для того, чтобы появилась национальная элита?

Национальная идентичность элиты и эффект Веблена

Товарами Веблена являются те товары, на которые спрос повышается при повышении цены. Это так называемые статусные товары, которые приобретаются для демонстрации высокого статуса их покупателя. Торстейн Веблен указал на этот эффект, когда исследовал демонстративное поведение и его экономические механизмы [2]. Товарами Веблена обычно считают произведения искусства, дорогие автомобили, ювелирные изделия и т. п. — это те товары, которые приобретаются для того, чтобы продемонстрировать статус. Эффект Веблена заключается в том, что при повышении цены на эти товары они будут покупаться более эффективно, так как высокая цена, которую человек способен заплатить, указывает на высокий статус, ради которого этот товар и приобретается.

Наша гипотеза заключается в том, что национальная идентичность для элиты является благом, которое тесно связано с эффектами Веблена. Более того, мы считаем, что национальная идентичность является для элиты аналогом товара Веблена со всеми вытекающими из этого следствиями. Мы также считаем, что национальная идентичность действительно является товаром, поскольку на ее приобретение и поддержание тратятся деньги. Если мы правы, то повышение цены идентичности влечет за собой и добровольное и одобряемое повышение затрат на нее.

Происхождение как статусная ценность

На вершине иерархии ценностей или, по крайней мере, близко к этой вершине с необходимостью появляется потребность в специфической ценности, которую мы назовем ценностью происхождения. Происхождение является важным статусным атрибутом. На протяжении всей истории вопрос о происхождении был органично включен в модели демонстративного поведения. Анализ памятников письменной культуры показывает, что при достижении определенного статуса и высокого места в социальной иерархии человек всегда поднимал вопрос о собственном происхождении. Так, политическая элита в древности связывала свое происхождение с богами, героями мифов и т. д., т. е. древние цари вели свою родословную от максимально статусных предков.

В современном мире меняется форма приобретения происхождения-ценности, но сама эта потребность остается.

Принципиальным для нас является то, что идентичность через происхождение у элиты и массы появляется благодаря различным механизмам. Патриотизм массы — это не патриотизм элиты. Для массы чужой является опасностью, поскольку родина является источником ресурсов, а чужой воспринимается как потенциальный захватчик этих ресурсов. В отличие от массы, для элиты чужой является необходимостью, поскольку он представляет собой того, для кого запускаются модели демонстративного поведения. Элите нужен чужой, потому что благодаря ему она приобретает возможность демонстрировать свое статусное приобретение — т. е. свое происхождение. Если для массы родина — ресурс для существования, то для элиты — ресурс для демонстрации статуса. В этом принципиальная разница.

Элита готова платить за статус происхождения. Однако возникает вопрос: кому и за что? Эта проблема может быть описана на языке экономики идентичности: если элита определяет свою идентичность через принадлежность (т. е. через происхождение) к какой-то стране, то она повышает полезность этой идентичности.

Выбор идентичности элитой

После распада Советского Союза элита строила модели своего поведения на основании своей идентичности с элитами Запада. Существовала некоторая априорная установка, согласно которой российская элита может с успехом стать частью элиты европейской. Однако одного желания мало. И это желание не только не оправдалось — оно и не могло оправдаться.

Согласно теории экономики идентичности, желания идентифицировать себя с тем или иным сообществом недостаточно для того, чтобы это сообщество признавало субъекта частью себя [3]. Основным критерием является необходимость соответствовать идеалу, принятому в данном сообществе. Если говорить о западной элите, то в каркас такого идеала входит как раз происхождение. Россия не воспринимается как часть западного мира, а это значит, что российская элита ни при каких обстоятельствах не будет восприниматься как часть западной элиты. Российская элита просто-напросто не выполняет основного условия для вхождения в это сообщество, и в этом вопросе от нее совершенно ничего не зависит — она не соответствует идеалу, принятому в среде западной элиты, главным элементом которого является происхождение как одна из важнейших ценностей. Происхождение для элиты будет являться ценностью, за которую можно платить, до тех пор пока есть те, кому можно демонстрировать это происхождение, повышая тем самым свой статус. Российская элита — это чужой, которому западная элита демонстрирует свое статусное происхождение.

Кроме того, экономика идентичности позволяет говорить об издержках, которые несет субъект, когда пытается встроиться в то сообщество, идеалам которого он не соответствует. Одним из видов таких издержек является отказ от своей реальной идентичности. Другими словами, в попытке встроить себя в западную элиту российская элита не приобрела ожидаемой полезности от этой идентичности, но у нее появились издержки в виде упущенной выгоды от потенциальной полезности своей собственной идентичности.

Для того чтобы в России существовала качественная национальная элита, у нее должна возникнуть потребность в происхождении, которая появляется, если удовлетворены более низкие потребности. Поэтому, во-первых, необходимо обеспечить безопасность элиты, в том числе финансовую. Элита должна понимать, что ей ничто не угрожает. В противном случае потребность в происхождении не возникнет, а элита останется совокупностью людей с высоким доходом. Во-вторых, у элиты должна быть возможность общения с другим, которому элита сможет демонстрировать свое происхождение, тем самым повышая свой статус. Вкупе с тем, что российская элита не воспринимается на Западе как часть западной элиты, реализация этих условий с необходимостью повлечет за собой возрождение качественной российской элиты.

И эта элита будет готова платить высокую цену за поддержание качества того, с чем она идентифицирует свое происхождение. В этом смысле у России есть важный стратегический ресурс в виде неоправданных ожиданий элиты на выстраивание своей идентичности на основе идентичности западной. Это значит, что чем выше цена идентичности, тем большую цену готова будет заплатить элита, покупая более дорогое, т. е. более статусное происхождение.

При гарантировании элите безопасности и представлении возможности демонстрировать себя другому, в России появится сильная, высокообразованная национальная элита. Биология и социальная природа человека свое дело сделают — сильная элита появится. А сильная элита сделает свое дело — потянет вверх всю страну.

Элита всегда являлась важным ресурсом для государства. Россия обладает этим ресурсом — мы должны научиться использовать его и развивать.

Выводы

Из нашего предварительного исследования элиты можно сделать два конкретных вывода. Во-первых, армии необходимо расширять свое присутствие в науке в качестве заказчика, так как армия является сегодня одним из немногих институтов, которые воспринимаются в обществе в качестве элитных, т. е. качественно выполняющих свои функции. Заказ от признаваемого в качестве профессионального сообщества повышает качество результата. Во-вторых, можно предположить, что формирование национальной идентичности элиты тесно связано с эффектами Веблена и демонстративным потреблением. Это значит, что при последовательном удовлетворении потребностей и приближении к вершине пирамиды потребностей у человека возникает потребность в происхождении. Эта потребность с необходимостью возникает у элиты и является значительным ресурсом для развития государства.

Литература

1. Maslow A.H. Motivation and Personality. N. Y., 1954.

2. Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

3. Акерлоф Д.А., Крэнтон Р.Е. Экономика идентичности. Как наши идеалы и социальные нормы определяют, кем мы работаем, сколько зарабатываем и насколько несчастны. М., 2011.

 

Текст опубликован в ФХ №3, 2015

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Октябрь 2019
23
Среда
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->