wrapper

    

Ключевые слова: «вертолетные деньги», базовый доход, радикальный либерализм, ваучерная приватизация, пандемия коронавируса, Фонд национального благосостояния, золотовалютные резервы, низший, средний и высший низший класс, распределение общественного богатства.

 

Abstract. The article analyzes one of the paradoxes of the post-Soviet political and economic reality — the use of ideas of equalizing distribution by politicians and economists of radical liberal orientation. At the same time, the author neither agrees with the proposal for equal distribution of so-called helicopter money, nor with the extremely limited amount of assistance to citizens and organizations, which is implemented by the Russian Government.The alternative, in the author's opinion, is to limit social inequality, support social groups with low and middle incomes, and increase the share of citizens who are financially stimulated to reproduce the country's human potential.Similarly, in the medium term, the author considers it impractical to introduce the so — called basic income, but also in this case considers it necessary to redistribute part of the national income in favor of social groups that form the human potential of the country-the basis for its modernization.The article has a pronounced debatable character.

Keywords:«helicopter» money, basic income, radical liberalism,«barrack» communism, voucher privatization, the coronavirus pandemic, the national welfare Fund, gold and foreign exchange reserves, the lower, middle and upper lower classes, the distribution of public wealth.

УДК 330.352

ББК 65.9(2)

В постновейшей российской истории (т. е. истории после разрушения СССР) известен случай, когда стереотипы самого примитивного, «казарменного коммунизма» (всем — поровну!) были использованы для введения примитивного «олигархического капитализма». Это ваучерная приватизация. Люди старшего и среднего поколения хорошо помнят, как ее организатор А. Чубайс обещал, что на ваучер каждый сможет купить «Волгу», а то и две. Однако в итоге так называемые простые люди продали свои ваучеры за бесценок или вложили их в мошеннические структуры типа «Хопер-инвест» («отличная компания!» — сообщала реклама!). Зато «новые русские» путем скупки этих ваучеров, как и предполагали «отцы-основатели» российской приватизации, получили в собственность имущество ценою в 700 млрд дол. (в современных ценах — более 50 трлн р.). На эти деньги, с учетом обвалившихся в 1990-х гг. цен, действительно можно было купить «Волгу», а в придачу все расположенные на ней города — от Ярославля до Астрахани. В эпоху второго (после XIX в.) первоначального накопления российского капитала это стало самым крупным ограблением проклинавшихся либеральными радикалами «гомо советикус», или, как тогда выражались, «совков».

Казалось бы, одного урока достаточно. Однако, похоже, правы Гегель и Маркс: история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса. Пандемия коронавируса неожиданно реанимировала тему всеобщего распределения части общественного богатства поровну — в виде помощи в период «коронакризиса». Причем с идеей в очередной раз выступили… радикальные либералы: не только политики и журналисты, но также и некоторые экономисты.

Аргументируются предложения трояким образом. Во-первых, Россия имеет большие финансовые резервы, в том числе Фонд национального благосостояния (ФНБ) — по данным Минфина, на 1 мая 2020 г. 12,4 трлн р. [6]; золотовалютные резервы Центрального банка РФ — на 1 мая 2020 г. 566 млрд дол. (по данным МВФ, 4-е место в мире; по данным Всемирного Банка, 5-е место в мире) [4]. Во-вторых, кризис наступил стремительно, а выстраивать модели адресной помощи времени нет (отметим, что новый экономический кризис прогнозировался многими серьезными экономистами, включая директора-распорядителя Международного валютного фонда К. Георгиеву и председателя ЦБ РФ Э. Набиуллину). В-третьих, деньги гражданам выдают все или почти все развитые страны, в том числе и такие, которые имеют государственный долг, не сопоставимый с российским.

Действительно, объем помощи населению и бизнесу, который установило российское руководство, заметно меньше, чем в развитых странах Запада и Востока. По заявлению министра труда и социальной защиты А. Котякова, гражданам (преимущественно детям) будет выплачено примерно 570 млрд р. и еще примерно 1,5 трлн р. предполагается выделить на поддержку организаций, в том числе так называемых системообразующих, а также малого и среднего бизнеса [3]. Если эти данные верны, речь идет примерно о 2% ВВП, тогда как в большинстве стран на эти цели выделяется примерно 10% ВВП, а в Японии — около 20%.

Председатель ЦБ РФ Э. Набиуллина заявила, что Россия не намерена «разбрасывать деньги с вертолета», но будет выделять их исключительно адресно. Однако отчасти этот принцип был нарушен решением Президента В. Путина выделить по 10 тыс. р. на поддержку всех детей в возрасте от трех до наступления 16 лет. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что и российское руководство, подобно его оппонентам из внесистемной либеральной оппозиции, не ограничивается чисто экономической логикой, но принимает во внимание и политические соображения.

Однако, вопреки мнению отечественных либералов, следует иметь в виду, что даже в самой богатой стране мира, обладающей к тому же «печатным станком» резервной мировой валюты, деньги выделяются не всем. В частности, в США семьи, имеющие годовой доход более 100 тыс. дол., денег не получают. Мы не располагаем официальной американской статистикой, однако доля тех, кто получит государственную помощь в США, явно более половины всего населения — значительно больше, чем в России. Например, согласно решению Президента, по 10 тыс. р. получили примерно 22 млн детей, т. е. 15% всех граждан. Не говоря уже о том, что и в пересчете по паритету покупательной способности, 10 тыс. р. не сравнимы с 1200 дол.

На наш взгляд, даже в условиях кризиса помогать высокодоходным группам населения бессмысленно, во-первых, они в этом не нуждаются, во-вторых, деньги в этом случае не увеличат платежеспособный спрос и не будут стимулировать оживление экономики, а скорее, превратятся в валютные накопления. Напротив, как с социальной, так и с экономической точки зрения государство должно поддержать две категориям граждан.

Во-первых, это наиболее пострадавшие (за исключением высокодоходных) группы граждан, в том числе оставшиеся практически без средств к существованию. Заметим, что российские пособия по безработице на уровне минимального размера оплаты труда проблему в большинстве случаев не решают, ибо отечественный прожиточный минимум, к которому якобы приравнена «минималка», на самом деле является «непрожиточным».

Во-вторых, что менее очевидно, это группы граждан с низкими доходами вообще. При этом следует решительно отказаться не только от официального российского представления о бедности, связанного с доходами ниже прожиточного минимума, но и от концепции Всемирного банка, согласно которой к среднему классу относятся люди, имеющие доходы в полтора раза выше минимального размера оплаты труда (на эту концепцию, как известно, ссылался Президент Российской Федерации [1]).

Методика Всемирного банка явно разрабатывалась для европейских и других высокоразвитых стран, где минимальная заработная плата обеспечивает более или менее приемлемый уровень жизни. Например, во Франции после выступлений «желтых жилетов» она была повышена с 1100 до 1200 евро, что в пересчете на российские деньги составляет около 85 тыс. р. Понятно, что даже при пересчете по паритету покупательной способности полторы такие заработные платы позволяют человеку относиться к среднему классу. В России же минимальная заработная плата в 2020 г. составляет 12 130 р. Соответственно 18 тыс. р. на человека в месяц не только не позволяют гражданину войти в средний класс, но даже выйти из числа реально бедных.

Напомним: по данным ФНПР (а это организация не оппозиционная, но активно поддерживающая Президента), минимальный потребительский бюджет в стране составляет 40 тыс. р. на человека, т. е. более чем вдвое превосходит тот, который, по мнению Президента, определяет принадлежность гражданина к среднему классу [5].

Приведем данные одного из опросов ВЦИОМ (май 2017 г.) — одной из официальных социологических служб России: «10% граждан не хватает денег на еду; 29% — на еду денег хватает, но не хватает на одежду; у 41% — деньги есть на еду и одежду, но не хватает на приобретение товаров длительного пользования; 14% — могут позволить себе все вышеперечисленное, но не более; лишь 3% — могут без проблем приобрести автомобиль, но квартиру или дачу уже не могут» [7].

Публикация Росстатом «Комплексного наблюдения условий жизни населения» за 2018 г. [2] спровоцировала бурную дискуссию, по данным статистики получалось, что «79,5% российских семей испытывают явные финансовые трудности, в том числе 14,6% сталкиваются с “большими затруднениями”» [8]. В частности, «53,1% семей не могут себе позволить заменить самую простую мебель, пришедшую в негодность; 52,9% домохозяйств не могут “справиться с неожиданными тратами”, такими как срочные медицинские услуги или ремонт; 49,1% — не могут позволить себе каждый год одну неделю отпуска проводить вне дома; 35,4% — не имеют возможности “покупать каждому члену семьи две пары удобной и подходящей по сезону обуви (по одной на каждый сезон)”; 25% — не могут позволить себе пригласить гостей на семейное торжество и др.; 21,1% — не имеют финансовой возможности употреблять фрукты в любое время года; 11% — не могут оплачивать жизненно необходимые лекарства; 10,1% — не в состоянии позволить себе питание из мяса, птицы, рыбы (или равноценную вегетарианскую пищу) хотя бы раз в два дня» [8].

Это исследование, на наш взгляд, подтверждает описанную выше структуру социального расслоения в нашей стране.

Очевидно, что, если помогать только бедным, то их окажется около 40% населения. Если же помогать всем представителям низшего класса — их около 80%. Выбор, разумеется, будет определяться экономическими возможностями и политическими ориентациями правящей элиты.

В стране, где председателем правительства является недавний руководитель Федеральной налоговой службы, нетрудно определить уровень доходов, если не каждого гражданина, то, по крайней мере, всех налогоплательщиков, и быстро принять решение о числе и категориях граждан, нуждающихся в помощи государства. В конце концов, именно для этого в свое время создавался так называемый Фонд национального благосостояния, который, правда, на благосостояние граждан до сих пор влиял отрицательно, изымая деньги из экономики и не возвращая их людям.

С социоэкономической точки зрения такая помощь позволила бы, если не избежать падения производства, то хотя бы значительно уменьшить падение. Стоит напомнить, что тогда Председатель Правительства В. Путин, выступая с отчетом в Госдуме, признал, что в 2008—2009 гг. Россия оказалась рекордсменом «Большой двадцатки» по глубине кризиса. В настоящее время различные структуры прогнозируют спад российской экономики до 8% и более. Восстанавливать же хозяйство всегда труднее, чем предотвращать его падение.

Другими словами, оценить программы российского правительства и российских внесистемных либералов можно, перефразируя известное изречение царя Соломона: и ты не прав, сын мой, и ты не права, дочь моя!

В условиях нарастающего мирового циклического кризиса капиталистической экономики, усиленного фактором пандемии, актуализируются требования левых о более справедливом распределении национального богатства. Даже аполитичные наблюдатели признают: кризис сделает бедных беднее, а богатых богаче. Между тем российское правительство не поднимает вопроса о введении прогрессивного налогообложения доходов и имущества, и страна остается единственной в «Большой двадцатке», где такие налоги отсутствуют. Платить за кризис, как обычно, приходится людям с низкими и средними доходами.

Политологи и футурологи активно обсуждают вопрос о том, что будет после кризиса. В этой связи остановимся на проблеме так называемых «вертолетных денег», которая давно обсуждается в литературе и даже апробируется на практике как проблема базового дохода, т. е. «о возможности для каждого гражданина, независимо от трудового вклада в создание ВВП, получать определенный уровень материального благосостояния» [9].

В России, учитывая наличие ряда проблем, присущих традиционному и индустриальному обществу, обсуждение введения базового дохода представляется не столь актуальным. Прежде нужно подумать об «увеличении численности педагогов, медицинских работников, работников культуры и социальной защиты, оплате социальной работы по формированию и развитию человеческого потенциала (уход и воспитание детей их родителями, усыновителями и иными законными представителями)» [9].

Преимущества этих мер вполне объяснимы. «Во-первых, при современном уровне сознания базовый доход может стимулировать часть трудоспособного населения к отказу от работы, тогда как оплата части социальной работы в рамках семейных ролей эту работу дополнительно стимулирует. Во-вторых, уравнение доходов вообще неработающих (в прежней советской терминологии — тунеядцев) с доходами людей, выполняющих социально полезные функции, будет восприниматься массовым сознанием как несправедливость. В-третьих, опыт СССР показал, что чрезмерно высокий для данного уровня общественного сознания уровень социального равенства тормозит экономическое развитие, как тормозит его и чрезмерно высокий уровень социального неравенства, например, в современной России. Наконец, в-четвертых, работа по развитию человеческого потенциала, способного превращаться в человеческий капитал, обусловливает экономическое развитие страны и модернизацию общества и должна оплачиваться не ниже, чем труд в сфере материального производства. А сама социальная сфера должна считаться не сферой услуг, а важнейшей составляющей сферы производства — воспроизводства самого человека» [9].

Другими словами, альтернативами радикальному либерализму, эксплуатирующему идею уравнительного распределения, могли бы стать ограничение социального неравенства, поддержка общественных групп с низкими и средними доходами и увеличение доли граждан, материально стимулируемых к воспроизводству человеческого потенциала страны.

Что же касается долгосрочной перспективы, то через несколько десятилетий новая волна технологической революции позволит вывести человека из многих отраслей материального производства и обеспечить каждому так называемый базовый доход.

В заключение отметим, что только общество, основанное на началах социальной справедливости и научного управления, позволит создать условия каждому человеку для многостороннего развития. Альтернативой этому, увы, является глобальная катастрофа. Хотелось бы надеяться, что человечество вовремя это осознает.

Литература

  1. Из интервью Президента России В. Путина информационному агентству ТАСС: [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63007.
  2. Комплексное наблюдение условий жизни населения за 2018 год // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики: [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/
    free_doc/new_site/KOUZ18/index.html.
  3. Котяков заявил, что число безработных в России продолжит расти в мае и июне // Из интервью Министра труда и социальной защиты А. Котякова в программе «Познер» на Первом канале: [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/8504309.
  4. Международные резервы Российской Федерации // Официальный сайт Банка России: [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/hd_base/mrrf/mrrf_m/.
  5. Минимальный потребительский бюджет // Солидарность (центральная профсоюзная газета). 2019. 20 июня: [Электронный ресурс]. URL: https://www.solidarnost./special/profdict/minimalnyy-potrebitelskiy-byudzhet.html.
  6. Объем Фонда национального благосостояния // Официальный сайт Минфина России: [Электронный ресурс]. URL: https://www.minfin.ru/ru/document/?id_4=27068-obem_fonda_natsionalnogo_blagosostoyaniya.
  7. Потребительские возможности россиян: мониторинг. 29 июня 2017 года // Официальный сайт ВЦИОМ: [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116289.
  8. Смолин О.Н. Бедность в России: статистика, социология, перспективы // Труды XII-й Международной научно-практической конференции «Омские социально-гуманитарные чтения — 2019».
    Омск, 16—18 апреля 2019 г. Омск: Омский государственный технический университет, 2019.
  9. Смолин О.Н. Экономия на человеке как механизм торможения: некоторые социо-экономические аспекты // Экономическое возрождение России. С. 23—35.

References

1.Iz interv'yu Prezidenta Rossii V. Putina informacionnomu agentstvu TASS: [Elektronnyj resurs]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63007.

2.Kompleksnoe nablyudenie uslovij zhizni naseleniya za 2018 god // Oficial'nyj sajt Federal'noj sluzhby gosudarstvennoj statistiki: [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/
KOUZ18/index.html.

3.Kotyakov zayavil, chto chislo bezrabotnyh v Rossii prodolzhit rasti v mae i iyune // Iz interv'yu Ministra truda i social'noj zashchity A. Kotyakova v programme «Pozner» na Pervom kanale; [Elektronnyj resurs]. URL: https://tass.ru/ekonomika/8504309.

4.Mezhdunarodnye rezervy Rossijskoj Federacii // Oficial'nyj sajt Banka Rossii: [Elektronnyj resurs]. URL: https://cbr.ru/hd_base/
mrrf/mrrf_m/.

5.Minimal'nyj potrebitel'skij byudzhet // Solidarnost' (central'naya profsoyuznaya gazeta). 2019. 20 iyunya: [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.solidarnost.org/special/profdict/minimalnyy-potrebitelskiy-byudzhet.html.

6.Ob"em Fonda nacional'nogo blagosostoyaniya // Oficial'nyj sajt Minfina Rossii: [Elektronnyj resurs]. URL: https://www.minfin.ru/ru/
document/?id_4=27068-obem_fonda_natsionalnogo_blagosostoyaniya.

7.Potrebitel'skie vozmozhnosti rossiyan: monitoring. 29 iyunya 2017 goda // Oficial'nyj sajt VCIOM: [Elektronnyj resurs]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116289.

8. Smolin O.N. Bednost' v Rossii: statistika, sociologiya, perspektivy // Trudy XII-j Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii «Omskie social'no-gumanitarnye chteniya — 2019».

Omsk, 16—18 aprelya 2019 g. Omsk: Omskij gosudarstvennyj tekh-nicheskij universitet, 2019.

9. Smolin O.N. Ekonomiya na cheloveke kak mekhanizm tormo-zheniya: nekotorye socio-ekonomicheskie aspekty // Ekonomicheskoe vozrozhdenie Rossii. 2018. № 2 (56). S. 23—35.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 

fh6 2020

Календарь

Сентябрь 2021
19
Воскресенье
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->