wrapper

    

Аннотация. Развитие сектора информационно-коммуникационных технологий приводит к существенным изменениям в экономической деятельности, которые требуют внедрения соответствующих инструментов государственного регулирования, в том числе налогового и таможенно-тарифного. Государству на современном этапе важно обеспечить налогообложение трансформирующихся хозяйственных процессов и финансовых транзакций. Одновременно происходит и внедрение цифровых технологий в работу налоговых и таможенных органов. Налоги проникают в цифровую экономику, а цифровые технологии — в налогообложение (налоговое администрирование и налоговый контроль). Эти взаимодополняющие и взаимообусловленные процессы проиллюстрированы тенденциями развития сектора online-торговли и примерами работы налоговых и таможенных органов в России.

Ключевые слова: налог, налогообложение, цифровая экономика, информационно-коммуникационные технологии.

Abstract. The development of the information and communication technology sector has led to significant changes in economic activity. These changes require the introduction of appropriate instruments of state regulation, including tax and customs. The state at the present stage needs to ensure taxation of transforming economic processes and financial transactions. At the same time, digital technologies are being introduced into the work of tax and customs authorities. That is, on the one hand, taxes penetrate into the digital economy, and on the other, digital technologies penetrate into taxation (tax administration and tax control). These complementary and interdependent processes are illustrated by trends in the development of the online trade sector and examples of the work of tax and customs authorities in Russia.

Keywords: tax, taxation, digital economy, information and communication technologies.

УДК 336.225

ББК 65.261.4

Современный этап развития экономики характеризуется повышением значения технологий. Технологии все больше проникают в экономику, как и экономика в технологии. Этот новый этап сегодня именуется цифровой экономикой.

Формирование цифровой экономики определяет необходимость соответствующего развития и совершенствования процессов и механизмов государственного регулирования. Область налогообложения, налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования здесь не является исключением, и даже, напротив, требует первоочередного внимания. Налоги, сборы и таможенные пошлины, а также механизмы их администрирования должны соответствовать трансформирующимся хозяйственным процессам и технологиям финансовых транзакций.

США, развитые страны Европы и страны БРИКС хронологически опередили Россию в законодательном и нормативном регулировании программ цифровой трансформации экономики в целом на 2—3 года и более. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» [6] утверждена в 2017 г. Соответственно имеется опережение и в закреплении и внедрении механизмов государственного регулирования трансформирующейся в направлении цифровизации (диджитализации, развития информационно-коммуникационных технологий) экономики.

Гносеологически, впрочем, как и онтологически, не сформирован единый подход к определению цифровой экономики. Вероятно, он и не может быть сформирован, но существующие подходы являются достаточно размытыми. Примечательно, что наряду с термином «цифровая экономика», сегодня в ходу такие дефиниции, как электронная экономика, информационная экономика, сетевая экономика, интернет-экономика.

Эксперты Всемирного банка рассматривают цифровую экономику (в широком смысле слова) как «систему экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий» [10].

Гнозис сегодня активно предлагает целый спектр определений цифровой экономики. Заслуживает внимания определение, предложенное участниками Сретенского клуба имени С.П. Курдюмова, в рамках которого под цифровой (электронной) экономикой понимается экономика, «характерной особенностью которой является максимальное удовлетворение потребностей всех ее участников за счет использования информации, в том числе персональной. Это становится возможным благодаря развитию информационно-коммуникационных и финансовых технологий, а также доступности инфраструктуры, вместе обеспечивающих возможность полноценного взаимодействия в гибридном мире всех участников экономической деятельности: субъектов и объектов процесса создания, распределения, обмена и потребления товаров и услуг» [1, 12].

Онтос цифровую экономику квалифицирует уже как отдельный сектор экономики, в котором традиционные хозяйственные отношения модифицируются с помощью новых электронных, информационно-коммуникационных технологий, внедряются новые способы организации производства, бизнес-модели, трансформируются бизнес-процессы, а также появляются электронные товары и услуги.

В сфере налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования цифровой экономики необходимо выделить два ключевых направления: 1) налогообложение и таможенно-тарифное регулирование операций в цифровой экономике и 2) внедрение цифровых технологий в налоговое и таможенное администрирование и контроль. Рассмотрим подробнее эти направления.

Развитие технологий сегодня приводит в сфере налогообложения к двум взаимодополняющим, но противоположным по направлению процессам: с одной стороны, происходит сокращение теневого сектора за счет технологического развития налогового контроля и налогового администрирования, а с другой — наращивание объемов этого теневого сектора в неконтролируемых или слабо контролируемых видах деятельности.

Возросший объем реализации цифровых операций и услуг в электронном виде, появление криптовалют, квазиденег, развитие интернета вещей в настоящее время в отсутствии необходимого и достаточного государственного регулирования приводят к росту объемов теневого сектора экономики, что отрицательно сказывается на доходной составляющей бюджета. Фактически сегодня именно цифровая экономика может быть одним из самых непрозрачных секторов экономики, наряду даже с нелегальной деятельностью.

Однако как раз развитие технологий обработки данных, появление блокчейна открывают возможности использования встроенных инструментов государственного регулирования экономики, в частности налогов, сборов, таможенных пошлин. Например, уже сегодня блокчейн позволяет внедрять так называемые умные контракты, или смарт-контракты, или, иными словами, контракты, заключение и исполнение которых происходит автоматически только при наступлении заранее установленных условий. В связи с этим реальностью самой ближайшей перспективы может стать автоматическое взимание налогов, сборов и таможенных пошлин автоматически в момент реализации умных контрактов. Внедрение этой технологии способствует изменению основополагающего принципа взимания налогов: расчет и уплата налогов будут происходить автоматически в момент совершения операции или транзакции в режиме online, а не за налоговый период. Эти перспективы позволят снизить издержки налогового администрирования и налогового учета, как для государства, так и для налогоплательщиков. Последним не придется рассчитывать налоговые базы, формировать декларации, заполнять платежные поручения в конце периода или подтверждать необходимость предоставления вычета. Уклонение от налогов станет невозможным, а налогообложение в целом — более прозрачным и требующим меньших издержек государства и бизнеса.

В 2017 г., по оценке Европейской комиссии, эффективная ставка налога для сферы цифрового бизнеса составляет примерно 8,5%, в то время как для бизнеса в целом — 20 — 23% [2]. На уровне государств это формирует огромные выпадающие объемы налоговых поступлений, составляющие, соответственно, от 12 до 15% объемов цифрового бизнеса.

Если транслировать эту тенденцию на данные об объемах интернет-торговли, например, исследования «DigitalEconomyCompass 2018» [9], используя допущение об отсутствии различий в уровне налогового бремени, то получится, что потенциальные налоговые доходы в странах ЕС могли составить до 40—50 млрд дол. в год, на Украине — до 0,24—0,3 млрд, в России — до 3,36—4,2 млрд дол. в год. И если доля «неконтролируемой» электронной коммерции будет расти, то эти объемы выпадающих налоговых доходов также будут нарастать. И это только интернет-ритейл. Какой еще налоговый потенциал скрывают остальные составляющие цифровой экономики?

В ЕС занимаются разработкой механизмов, направленных на повышение эффективности налогообложения при обеспечении справедливости и единых фискальных правил как для традиционного, так и для цифрового бизнеса. Среди возможных подходов к решению этой проблемы рассматриваются:

  • внедрение налогов с оборота цифровой компании,
  • налогообложение доходов от оказания цифровых услуг,
  • налогообложение транзакций цифрового бизнеса.

Интерес для исследования и практической реализации представляет опыт Республики Беларусь, являющейся лидером среди стран СНГ по развитию сферы информационно-коммуникационных технологий. В Белоруссии взимается налог на доходы от электронных интерактивных игр. В 2017 г. в Налоговом кодексе Республики Беларусь закреплены такие категории, как «электронный кошелек», «электронные деньги», «оказание услуг в электронной форме» [4, 93—94].

Описанные тенденции не являются далеким необозримым будущим — отчасти это уже реальность.

По данным Ассоциации компаний интернет-торговли, в 2017 г. в России оборот online-торговли составил 1 040 млрд р., что на 13% больше, чем в 2016 г. — 920 млрд р., что составляет уже около 7% от оборота розничной торговли. По прогнозам, к 2023 г. рынок online-ритейла в России вырастет уже до 2,5 трлн р. [3]. В связи с этим налогообложение и контроль цифровой экономики — это уже вызовы сегодняшнего дня для налоговых и таможенных органов.

В настоящее время в России отсутствуют специальные налоги для цифрового бизнеса. Он работает по действующему налоговому законодательству, если является легальным. ФНС РФ в направлении налогообложения цифровой экономики предприняла заметный шаг: ввела налоговое администрирование иностранных поставщиков электронных и интернет-услуг с 2017 г. Теперь они состоят на налоговом учете и уплачивают НДС в России. Для этого создан специальный электронный сервиса «НДС-офис Интернет-компании». По состоянию на март 2019 г. таких компаний уже 798 из различных стран [7].

Внедрение цифровых технологий налоговыми и таможенными органами направлено на повышение эффективности исполнения контрольно-надзорных функций. Иллюстрацией здесь может служить внедрение системы контроля АСК НДС-2, позволившей до 40% повысить собираемость НДС. Успешной является и трансформация мониторинга контрольно-кассовой техники. С помощью повсеместного внедрения online-касс, сегодня в распоряжении ФНС РФ оказываются данные в масштабах всей страны обо всех продажах с разбивкой по товарам. Это дает новые возможности для налогового администрирования и контроля. Фактически ФНС РФ перешла от выборочного контроля к сплошному мониторингу. А это уже смена парадигмы в контрольной функции налоговых органов. Традиционный подход к налоговому контролю, который применялся до начала 2000-х гг., предполагал проверку каждого налогоплательщика один раз в два года. Современный подход базируется уже на анализе больших данных. Он предполагает проведение риск-сегментации налогоплательщиков, существенное сокращение доли выездных проверок при стремлении к сплошному охвату всех налогоплательщиков дистанционным контролем, в то время как непосредственно под налоговые проверки (и камеральные, и выездные) попадают два налогоплательщика из 1000. Таким образом, доля ежегодно проверяемых налогоплательщиков сократилась в 250 раз. Конечно, сокращение налоговых проверок — уже результат мониторинга и отработки нарушений налогового законодательства совместно с налогоплательщиками посредством предоставления корректирующих налоговых деклараций. Налоговый мониторинг при этом не является новшеством российских налоговых органов: с начала 2000-х гг. соответствующие инструменты активно внедрялись в развитых странах, одними из первых на этом пути были Нидерланды и Великобритания [5, 192—193].

Развитие электронных каналов взаимодействия с налогоплательщиками — одно из ключевых и успешно реализуемых направлений в работе ФНС РФ. В настоящее время в России функционируют более 50 электронных налоговых сервисов, среди которых: «Личный кабинет налогоплательщика», «Риски бизнеса: проверь себя и контрагента», «Проверка корректности заполнения счетов-фактур», «Онлайн запись на прием в инспекцию» [8].

Среди реализуемых ФНС РФ направлений необходимо отдельно подчеркнуть развитие механизма прослеживания движения товаров от таможенной границы ЕАЭС до этапа их реализации, а также развитие института маркировки товаров, направленной на предотвращение уклонения от уплаты пошлин и способствующей параллельно повышению собираемости налогов и акцизов. Перспективным представляется развитие электронного декларирования — таможенное оформление товаров через интернет, когда электронные документы по удаленным каналам непосредственно с рабочего места декларанта передаются напрямую таможенному инспектору.

Таким образом, цифровизация экономики, с одной стороны, требует разработки методологического и правового обеспечения налогообложения цифрового бизнеса, а с другой — использование цифровых технологий открывает широкие перспективы совершенствования инструментов контрольной деятельности налоговых и таможенных служб.

Это является свидетельством определенной диалектики: налоги в цифровой экономике и цифровые технологии в налогообложении. В ней и взаиморазвитие, и взаимодополнение, и взаимообусловленность — пресловутые «кошки-мышки» налоговых органов и налогоплательщиков. Эффект здесь получают все участники отношений — налогоплательщики за счет оптимизации налоговой базы в нерегулируемых отраслях, государство — за счет сокращения нерегулируемого и теневого секторов посредством совершенствования технологий налогового администрирования и налогового контроля. При этом потенциал как налоговой оптимизации, так и повышения налоговых поступлений в бюджеты остается существенным, поскольку процесс только начинается.

России на пути становления налогообложения цифровой экономики требуются осмысление опыта развитых стран, уже внедривших отдельные инструменты, а также в рамках интеграционных процессов в ЕАЭС изучение возможности гармонизации налогового и таможенно-тарифного регулирования цифровой экономики союзных стран.

Литература

  1. Введение в «Цифровую» экономику / А.В. Кешелава, В.Г. Буданов, В.Ю. Румянцев и др.; под общ. ред. А.В. Кешелава. М.: ВНИИГеосистем, 2017. 28 с.
  2. Воловик Е. Налогообложение цифровой экономики. Какие проблемы влечет цифровизация? // Финансовая газета. 2017. № 48.
  3. Оборот российского рынка Интернет-ритейла превысил 1 трлн рублей // Ассоциация компаний Интернет торговли: [Электронный ресурс]. URL: http://www.akit.ru/ (дата обращения: 30.03.2019).
  4. Пекарская А.Ю. Особенности контроля за налогообложением в условиях развития цифровой экономики // Белорусский экономический журнал. 2018. № 1 (82). С. 84—96.
  5. Пугачев А.А. Реализация контрольной функции в управлении налоговым потенциалом региона // Социальные и гуманитарные знания. 2016. Т. 2. № 3. С. 187—194.
  6. Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 №1632-р «Об утверждении Программы «Цифровая экономика Российской Федерации».
  7. Список иностранных Интернет-компаний, состоящих на учете в РФ в качестве налогоплательщиков НДС при оказании электронных услуг // ФНС РФ: [Электронный ресурс]. URL: https://lkioreg.nalog.ru/ru/registry (дата обращения: 25.03.2019).
  8. Электронные сервисы // ФНС РФ: [Электронный ресурс]. URL: https://www.nalog.ru/rn77/about_fts/el_usl/?dt=1&n=&dr=
    3288&cf=true&cr=true&rm=3 (дата обращения: 30.03.2019).
  9. Digital Economy Compass // Statista: [Электронныйресурс]. URL: http://staticstatista.com/download/pdf/Digital_Economy_
    Compasspdf (дата обращения: 25.03.2019).
  10. World Development Report 2016 Digital dividends // The World Bank: [Электронныйресурс]. URL: https://openknowledge.
    worldbank.org/bitstream/handle/10986/23347/210 (
    датаобращения:

References

1. Vvedenie v «TSifrovuyu» ehkonomiku / А.V. Keshelava, V.G. Budanov, V.YU. Rumyantsev i dr.; pod obshh. red. А.V. Keshelava. M.: VNIIGeosistem, 2017. 28 s.

2. Volovik E. Nalogooblozhenie tsifrovoj ehkonomiki. Kakie problemy vlechet tsifrovizatsiya? // Finansovaya gazeta. 2017. № 48.

3. Oborot rossijskogo rynka Internet-ritejla prevysil 1 trln rublej // Аssotsiatsiya kompanij Internet torgovli: [EHlektronnyj resurs]. URL: http://www.akit.ru/ (data obrashheniya: 30.03.2019).

4. Pekarskaya А.YU. Osobennosti kontrolya za nalogooblozheniem v usloviyakh razvitiya tsifrovoj ehkonomiki // Belorusskij ehkonomicheskij zhurnal. 2018. № 1 (82). S. 84—96.

5. Pugachev A.A. Realization of the control function in management of the regional tax potential // Social'nye i gumanitarnye znanija. 2016. T. 2. № 3. P. 187—194.

6. Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 28.07.2017 №1632-r «Ob utverzhdenii Programmy «TSifrovaya ehkonomika Rossijskoj Federatsii».

7. Spisok inostrannykh Internet-kompanij, sostoyashhikh na uchete v RF v kachestve nalogoplatel'shhikov NDS pri okazanii ehlektronnykh uslug // FNS RF: [EHlektronnyj resurs]. URL: https://lkioreg.nalog.ru/ru/registry (data obrashheniya: 25.03.2019).

8. EHlektronnye servisy // FNS RF: [EHlektronnyj resurs]. URL: https://www.nalog.ru/rn77/about_fts/el_usl/?dt=1&n=&dr=3288&cf=true&cr=true&rm=3 (data obrashheniya: 30.03.2019).

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Ноябрь 2019
23
Суббота
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->