wrapper

    

Категория: Тексты

Аннотация: В статье анализируется вопрос о том, что такое мышление. Автор приходит к выводу о том, что сегодня думать — значит быстро думать, а быстро думать — значит полагаться на интуицию чувств и ума. Клиповое мышление — это не результат работы журналистов или тех, кто продвигает свои продукты и хочет проникнуть в наше сознание без нашего на то разрешения. Клиповое мышление — это попытка упаковать смысл в потоке информации. Новое мышление требует реформации языка. Реформировать язык - значит попытаться в языке соединить несоединимое: воображаемое и реальное. Это значит перестать реальное отождествлять с языком.

***

1.      Вообще-то люди всегда думали медленно, не торопясь. Человек по природе своей тугодум. Созерцание стало способом его присутствия в мире. Что значит созерцать? Это значит вглядываться в самого себя. Человек живет смыслами, т. е. согласованными с самим собой галлюцинациями. В его мире почти ничего не происходит. В нем нет места событиям, ибо событие — это грубое нарушение согласованности с собой. Событие нарушает устоявшийся быт.

Человек живет, как Нанук с севера, в тихой повседневности быта, или, что то же самое, в непрерывно длящемся настоящем, у которого нет ни прошлого, ни будущего. Для Нанука, как для ребенка, нет времени. В непрерывно длящемся настоящем мыслить — значит созерцать себя в вечности.

2.      Современный мир радикально изменился. В нем есть время. Но из времени исчезло настоящее. Его заменили сообщения о настоящем. На место бытия встало вопрошание о бытии. Встал язык, учреждающий двумерное время. Событие может лишиться состава событийности, если сообщение о нем не состоялось. Теперь прошлое не является содержанием последующего, а будущее не является истиной предыдущего. Люди остались теми же самыми. Они грезят, и эта свободная от субъекта субъективность определяет отношение людей к вещам. Но привычная для нас реальность стала исчезать. Что значит «реальность стала исчезать»? Это значит, что события объявили войну смыслам. Скорость смены одного события другим так увеличилась, что она не оставляет времени для осмысления, для составления понятийного отчета о происходящем. Зачем человеку в такой ситуации ум? Не для того, чтобы что-то анализировать. Быть умным — не значит быть умным задним числом, не значит оправдывать все свои нелепые поступки и пытаться придать смысл своему действию. От этого смысла бессмысленное не рассеивается. Быть умным задним числом — значит быть врагом осмысляющего мышления. Ум человеку нужен для того, чтобы решиться на действие, последствия которого нам неизвестны. Волить — не значит мыслить. Воля нуждается в решимости. Теперь всем нам приходится жить в мире неизвлеченных смыслов. Всем нам не хватает решимости. Информационный поток смыл наши прежние мыслительные привычки. В событии самым важным оказался не его смысл, не его сущность, а способ подачи информации о нем.

3.      Еще недавно М. Хайдеггер полагал, что думать — значит давать чему-то смысл. Что теперь значит думать? Думать — значит быстро думать. В этом состоит суть клипового мышления. Кто быстро думает? Не компьютер. Быстро думать — не значит считать или вычислять. Это не значит осмысляющее мышление заменять вычисляющим. Быстро думать — значит открывать дверь метафоре. Кто ее не успел открыть, тот перестал думать. Наша жизнь — не логика, а метафора, не информация, а самоценное поведение. Что значит самоценное поведение? Это значит, что мы иногда, как дети, вступаем в разговор не для того, чтобы что-то сообщить, а для того, чтобы вступить в контакт с человеком, вступаем в разговор ради разговора, ради общения. Так возникают пустые разговоры, которые, в свою очередь, будут существовать, пока существует самоценное поведение.

4.      Что мешает человеку быстро думать? Быстро думать человеку мешает увалень-язык. Язык — это наше бессознательное. Когда говорят о бессознательном, то обычно имеют в виду сознание, которое было и ушло. Но это неверно. Бессознательное связано не с сознанием, а с языком, который предлагает нам бесконечное множество готовых к употреблению значений. Язык заставляет нас не думать. Он предлагает нам говорить, отказавшись от наших эмоций и грез. Он предлагает заменить их интеллектом. То есть предлагает нам стать разумными, но не мыслящими существами.

5.      Сегодня разум становится врагом мышления. Но интеллект — не сознание, а символ — не знак. Символ отсылает к сознанию, а знак — к языку. Полагать, что интеллект — это сознание, а символ — это знак, значит полагать, что человек — это не человек и даже не животное, а какое-то разумное, но не живое и не мыслящее существо. В современном мире много разумных созданий, но мало мыслящих.

6.      Кто сегодня быстро думает? Дети. Почему? Потому что они сокращают синтаксические и морфологические конструкции языка. Они сокращают использование линейного языка. Кто думает медленно? Ученые и преподаватели. Почему? Потому что они все еще хотят пройти всю цепочку причин и следствий. Но она бесконечна, и поэтому ее пройти нельзя. Наши знания принципиально неполны. И мы не можем ждать, когда они станут полными. Не можем уклоняться от действий.

7.      Преподаватели — это наше социальное бессознательное. От них ждут смысла, а они дают информацию. Но информацию они дают медленно. Чтобы быстро найти информацию в «Войне и мире» Толстого, требуется быстрое чтение. Но быстрое чтение — это не клиповое мышление. Это способ работы со знаками и одновременно способ блокирования работы сознания. Из линейной языковой ловушки можно выйти, полагая, что для всего есть причины, и одновременно полагая, что все случайно.

8.      Что нужно делать с языком? Его нужно убрать или реформировать. Что значит «убрать язык»? Это значит перестать думать, что язык — дом бытия. Язык соглядатай за грезами, ловушка для субъективности. Если бытие тождественно вопрошанию языка о бытии, то бытие — это не дом, а, скорее, проходной двор. Убрать язык — значит дать место бытию, которое тождественно мысли о бытии.

9.      Но бытие, тождественное мысли о бытии, - это наши зыбкие галлюцинации, наши грезы, а вовсе не язык. В ХХ веке Хайдеггер попытался на место грез поставить язык и назвать его бытием. И промахнулся, ибо язык привязал бытие ко времени, к тому, чего нет и что существует лишь в момент говорения о себе самом. О чем бы язык не говорил, он всегда будет говорить о себе.

10.    Язык определяет границу реального. Бытие, тождественное мысли о бытии, определяет границу воображаемого. Воображаемое всегда противостоит реальному. Язык пытается воображаемое вернуть реальности. В реальности действуют. В воображаемом мыслят. Воображаемое является областью действия наших базисных интуиций. Интуиция — это и есть не что иное, как мысль, лишенная связи с языком. Сегодня быстро мыслить — значит интуитивно чувствовать.

11.    Интуитивно чувствовать — значит научиться соединять воображаемое не с языком, а с реальностью. Кто соединяет воображаемое и реальное? Аутос (греч. auto), т. е. человек-художник, тот, кто создает самого себя. Например, самого себя создает художник позднего палеолита. Или Малевич, который, создавая самого себя, соединил воображаемое и реальное в «Черном квадрате» и едва не сошел с ума.

12.    Что значит соединить воображаемое и реальное? Это значит заставить существовать то, что существует лишь в данный момент как галлюцинация, в следующий момент времени - как образ, не прибегая к услугам языка и ничего не изображая.

13.    Соединить воображаемое и реальное значит взорвать галлюцинации, освободить их энергию. Аутос и есть тот, кто их взрывает. Тот, кто самим собой начинает новый ряд явлений. Поэтому аутос всегда одинок. Взрывая свое одиночество, он дает возможность множественному существованию других. А это значит не социум предваряет существование человека, а существование асоциального человека определяет существование социума. Аутос и есть тот, кто создает социум, будучи асоциальным по своему существу.

14.    Искусство — это не культура. Это не множество предметов искусства. Предметы —всего лишь застывшая лава галлюцинаторных извержений. Культура — это норма. Искусство — ненормированное действие человека, определенное взрывами его галлюцинаций. С угасание энергий этих взрывов заканчивается и история человека.

15.    Кто реформирует язык? Писатель. Что значит реформировать язык? Это значит попытаться в языке соединить несоединимое: воображаемое и реальное. Это значит перестать реальное отождествлять с языком. Последний гений такого соединения — Платонов. Соединение воображаемого с языком, минуя реальное, попытались достичь Хлебников, Крученых и обэриуты.

16.    Кто не стал думать по-новому? Ученый. Почему он не стал думать по-новому? Потому что в нем перестали взрываться галлюцинации. Он стал аналитиком, живым компьютером, поставив язык на место сознания, а знак — на место символа. В творчестве не нужен ум и не нужен язык. В творчестве визуализируется бытие, тождественное мысли о бытии. Искусство, равно как наука и религия, это безнадежная попытка человека вернуться к доязыковой реальности, к миру воображаемого.

17.    Мысль — это всегда не согласованное с другим путешествие в воображаемое. Еще недавно Гуссерль нас уверял, что мыслить — значит полагать несуществующим. Сегодня мысль находит свой дом не в понятии, а в метафоре, в клипе. Что это значит? Это значит, что в условиях принципиальной неопределенности объективность и факты менее значимы, чем концепты или эмоции и личная убежденность каждого. В мире всегда есть такая сторона, которая существует, если мы хотим, чтобы она была. Метафора — дом бытия мысли по-новому. Мыслить — это значит отказаться от необходимости говорить на языке другого.

18.    Что значит говорить на своем языке? Это значит изобрести мир. Если сознание — это привилегия немногих, то аутос — это тот, кто обременен необходимостью быть носителем сознания. Тот, кто основывает свою речь на своих базисных интуициях.

19.    Клиповое мышление — не результат работы журналистов или тех, кто продвигает свои продукты и хочет проникнуть в наше сознание без нашего на то разрешения. Клиповое мышление — попытка упаковать смысл в потоке измененных фрагментированной информацией событий, или, как сказал бы Бодрийяр, это антропологическая реакция на цифровую революцию.

20.    Человек изначально является двухголовым. Одна голова видит то, что есть, а вторая — то, чего нет, и обе спорят друг с другом. Двойственность — фундаментальный способ бытия человека. Тот, кто согласен с тем, что он делает, кто находится в позитивном, но одностороннем согласии с собой, ненормален. Он утратил одну голову, искоренил свою двойственность и подготовил почву для одномерного постчеловека. Нормален тот, кто не согласен с собой. Сущность человека — в религии, а постчеловека — в технике.

21.    Для того чтобы человек перестал мыслить, его нужно лишить тишины одиночества. Грезы-мысли у человека рождаются только наедине с самим собой. Тот, кто не согласен с тем, что он думает, необратимо лишен способности думать.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 fh2 2017

Календарь

Ноябрь 2017
19
Воскресенье
Joomla календарь