wrapper

    

Категория: Тексты

Аннотация. В статье рецензируется книга Н. Рябчун «Философия быта: дом как средоточие Вселенной». По мнению автора статьи, Н. Рябчун продолжает традицию русской философии, которая относит быт к пространству подлинности. Автор обращает внимание на то, что ключевой идеей книги является противопоставление модели человека культурного и модели человека культа. Человек культуры — это человек, переживающий раскол тела и смысла, слова и его обеспеченности, реальности и быта. Человек культа — это цельный человек. Он вписан в символическое пространство существования, в котором нет деления на «быт» и «подлинную реальность». Именно такая цельность является условием антропологического здоровья.

***

Чем для современного человека является быт? Пространством комфорта, совокупностью вещей, призванных сделать жизнь более удобной. Или, иначе, быт — это область, которая обслуживает то, что мы считаем подлинным существованием. Смещение акцента на эту область превращает нашу жизнь в мещанство, сводит ее к «араукариям на подоконнике». Поскольку быт обслуживает некую подлинную жизнь, часть бытовых забот можно передать на аутсорсинг, на сторону, чтобы кто-то за определенную плату взял на себя функцию этого обслуживания. Книга «Философия быта: Дом как средоточие Вселенной» переворачивает логику этих рассуждений. Не быт есть эпифеномен бытия, говорит ее автор Наталья Рябчун, но, напротив, быт есть то, в чем единственно бытие себя обнаруживает.

Что это значит? Это значит, что можно выделить две модели человека. Согласно первой, человек — это противостояние тела и смысла, дословного и слова, «быта» и «бытия». Согласно второй, человек — это живое единство противоположностей. Первая модель описывает человека культуры. Вторая — человека культа, или, говоря словами автора книги, человека традиционного общества. Человек культа внутри себя имеет точку опоры, в которой дано органичное единство тела и смысла. Это цельный человек. Человек культуры — это человек, разорванный на две противоположные сферы. По мере выстывания культа, утраты связи между телом и смыслом, человек становится, как выразился бы П. Флоренский, шизофреником. Или, как иначе говорит Ж. Бодрийяр, — светским. Все в жизни человека становится призрачным. Необеспеченным. Тела отныне не обеспечены смыслами, а смыслы — вещами. Мы рождаемся, едим, умираем, в отрыве от смысла, как животные, ибо из нашей жизни исчезла инициация, она стала личным делом, некоей периферией культуры. А потому сегодня мало кого смущает сравнение человека с животным. Как говорят классики психоанализа З. Фрейд и Ж. Лакан, человек — это говорящее животное. Мы мыслим, говорим в отрыве от тела мысли, ее наглядного гаранта в реальности. Слова превратились в болтовню. А потому неудивительно, что мы наблюдаем кризис слова. Современная культура закономерно объявляет о наступлении эпохи молчания, дословного, сменяющей эру, ознаменованную словами «В начале было слово». Современный человек говорит: «Прощай, речь».

В начале ХХ в. быт как пространство подлинного рассматривается В. Розановым, в конце века — Ф. Гиренком. Автор книги Наталья Рябчун продолжает эту традицию, но движется иным путем. В качестве аргументации она предлагает нам обратиться к фактуре — посмотреть на специфику понимания быта и человека в традиционных культурах славян и в том числе в крестьянской культуре. Приводя массу фактических свидетельств, Рябчун показывает, что для традиционных обществ антропологическое здоровье человека было обеспечено организацией быта. Человек традиционных культур был вписан в символическое пространство существования, в котором не было деления на «быт» и «подлинную реальность». Жизнь воспринималась как единое осмысленное пространство, по отношению к которому не было ничего незначительного, неважного, неучтенного, не пропущенного через понимание. Важна была каждая деталь, которая своей краской вносила свой штрих в насыщенную картину реальности. Реальность обживалась символически, и всякое тело соотносилось со смыслом, а всякий смысл был явлен. Человек традиционных обществ, а точнее было бы сказать обществ с мистериальным укладом, был здоров, ибо его жизнь не разрывалась на самодовлеющие, сами по себе призрачные сферы искусства, политики, семейной жизни и т. п. В укладе таких обществ, как сказал бы Ж. Батай, была простота удара топора. Речь идет о простоте как тотальной полноте. Полноте, которая самоценна и не отсылает к чему-то извне.

Наталья Рябчун видит одну из главных причин «раскола нашего я» в урбанизации. Здесь стоит вспомнить Г. Успенского, который писал о том, что город оторвал нас от органики жизни, и поэтому человек стал бессмысленным и даже отвратительным. Посмотрите, говорил Успенский, на крестьянина в деревне — он красив, ибо на своем месте. Посмотрите на крестьянина в городе — он безобразен и глуп, ибо утратил органику жизненного ритма, непосредственно данного ему землей, природой и трудом.

Книга «Философия быта» ставит нам вопрос о нас самих и наших основаниях, размышление над которым может послужить тем, что соберет нас из рассеяния.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 fh2 2017

Календарь

Июль 2017
22
Суббота
Joomla календарь