wrapper

    

В какой-то момент прослышал о готовившемся к изданию кафедральном учебнике «Курс политической экономии». Случилось в итоге так, что мне довелось читать отдельные главы учебника ещё в машинописном виде. Сказалась семейно-товарищеская обстановка на тогдашнем, небольшом по численности, экономическом факультете: мы все — студенты, аспиранты, преподаватели, профессора, научные сотрудники, лаборанты и инспекторы — были тогда заодно. Младшие научные сотрудники (точнее, сотрудницы) не считали зазорным и невозможным снабдить интересующегося студента «секретным» материалом. Вскоре учебник вышел в свет, мы стали по нему учиться. Я, как комсорг курса, предложил провести студенческую конференцию с целью обсуждения учебника. И это мероприятие состоялось. На ней от кафедры присутствовал профессор Г.Ф. Руденко, один из авторов учебника, как раз раздела «Империализм», который меня больше всего и интересовал. Отдавая должное прекрасному изложению раздела «Капитализм», выполненному, как бы сейчас сказали, в адеквате «Капиталу» К. Маркса, я выступил на конференции с внушительной критикой раздела «Империализм», посчитав его недостаточно содержательным, неполным, несистемным. К моему удивлению, профессор Г.Ф. Руденко не только не рассердился на меня, а вовсю поддержал, ещё и пригласил меня выступить по этому вопросу на заседании кафедры. Я и выступил. Оказалось, что на кафедре имела место нешуточная борьба за этот раздел, который был сильно урезан и что-то уже написанное в окончательный вариант учебника не вошло. Профессора Г.Ф.Руденко и М.С. Драгилев были довольны моим выступлением, а вот профессор Н.А. Цаголов, прямо скажем, не очень. Но событие произошло и, замечу особо, без каких-либо для меня отрицательных последствий.

В аспирантуру я был приглашён профессором М.С. Драгилевым. В 1965 г. я стал аспирантом кафедры политической экономии. В 1966 г. опубликовал в университетском «Вестнике» статью, в которой чуть ли не первый в стране выдвинул, как-то и обосновав, занимаясь французским государственным программированием, идею капиталистической планомерности, или планомерности при капитализме. В данном случае имелась в виду, конечно, планомерность на макроуровне.

С 1967 по 1970 гг. я находился, как тогда говорили, на освобождённой общественной работе, в комсомоле. Вернулся в аспирантуру я уже не на кафедру политической экономии, а на кафедру экономики зарубежных стран, ибо профессор М.С. Драгилев стал к тому моменту заведующим кафедрой экономики зарубежных стран. Но работать преподавателем после аспирантуры я пошёл, ещё и не защитив диссертации, на кафедру политической экономии. Так мне рекомендовал сделать тогдашний декан экономического факультета профессор М.В. Солодков.

Вернувшись в аспирантуру и через год начав работать на кафедре политической экономии в качестве ассистента, я продолжил трудиться над диссертацией «Государственное программирование капиталистической экономики (на примере Франции)». В 1972 г. диссертация была более или менее готова. Первая глава была посвящена, естественно, идее капиталистической планомерности. По содержанию своему глава была близка к моей статье в «Вестнике» 1966 г. Всё было замечательно, но какой-то червь сомнения во мне всё-таки сидел. Тогда я обратился к очень уважаемому мною профессору Н.В. Хессину, известному стороннику концепции социалистической планомерности, т.е., как тогда говорили, «планомерщику» и «антитоварнику», с просьбой посмотреть первую главу моей диссертации. Профессор Хессин, как оказалось, внимательно прочитал материал и, обсуждая его со мной, не столько обращался к тексту, сколько размышлял концептуально. И вдруг говорит мне после некоторой паузы: «И всё-таки это не планомерность!» И тут для меня наступил момент истины, я вдруг понял, что это и в самом деле не планомерность, т.е. не хозяйствование по всеобщему плану, замещающему рынок и свободные товарно-обменные процессы.

После этого разговора с Хессиным я полностью переписал первую главу, показав в ней, что планирование-то есть, но планомерности на макроуровне всё-таки нет, что это совсем другая система хозяйствования, не подлежащая планомерностной характеристике.

Диссертацию я защитил в 1973 г., но сделал это на кафедре экономики зарубежных стран, где не было никакой априорно выдвинутой теоретической претензии на «капиталистическую планомерность».

После моей научной стажировки во Франции в 1974—1975 гг., где я уже на месте познакомился с опытом государственного программирования и регулирования экономики, — и это знакомство подтвердило справедливость моего диссертационного представления о капиталистическом хозяйстве, мне было предложено Н.А. Цаголовым выступить на заседании кафедры с докладом. Я, конечно, выступил, но, увы, ожиданий Цаголова не оправдал. С этого момента мы оказались с ним по разные теоретические стороны: Цаголов стоял за «капиталистическую планомерность», как предтечу социалистической планомерности, а я твердил, что государственно-монополистическая система не обладает тем, что можно было бы характеризовать в терминах планомерности. В общем, возникло принципиальное теоретическое разногласие, затянувшееся на многие годы, правда, не затронувшее наши личные с Николаем Александровичем отношения. Хотя Николай Александрович весьма и придерживал моё движение вперёд и вверх по научно-формальной «лестнице», мы сохранили взаимную приязнь до конца его жизни. Наши последние разговоры, состоявшиеся у профессора Цаголова на даче по случаю его 80-летия были между прочим, не о планомерности, а о русской литературе, о Льве Толстом, Достоевском!

Докторскую диссертацию я написал по теории капиталистического хозяйственного механизма. Защита имела место в 1987 г., уже после ухода их жизни Н.А. Цаголова. Не знаю, как бы всё прошло при жизни Николая Александровича, но, сдерживая моё рвение по части хозяйственного механизма («Подменять политическую экономию теорией хозяйственного механизма, уважаемый Юрий Михайлович, непозволительно!»), Николай Александрович как-то бросил мне неожиданно: «А вы, Юрий Михайлович, не бросайте своего хозяйственного механизма, из этого может что-нибудь и получится». В итоге кое-что действительно получилось, включая и возникновение по моей инициативе на экономическом факультете лаборатории сравнительного анализа хозяйственных механизмов (1988—2000 гг.), — и получилось это не в обстановке псевдонаучного прекраснодушия, а в жёсткой борьбе научного концептуирования, когда новые концепты проходят не косметическую софистическую обкатку, а подвергаются испытанию на глубокую смысловую прочность, закаляясь при этом, можно сказать, как сталь.

Работая над теорией хозяйственного механизма, я пришёл к заключению, что не только нет вообще чистой (полной) планомерности, как и чистого (полного) рынка, но нет и некой смеси «плана» и «рынка» (или «рынка» и «плана»), что «рынок» и «план» — всего лишь моменты-принадлежности более общей системы организации хозяйственной жизни, макроэкономики. В реальности идут сложные, перетекающие друг в друга, подчас трудно различимые и едва уловимые, разные организационные процессы: с одной стороны, организации как организации (волевой, субъективной, проективной организации, или, условно говоря, «несамоорганизации») и организации как самоорганизации (вольной, само-собой-происходящей, объективной), — и как раз в рамках этой сложной, диалектической, к тому ещё весьма скрытой (трансцендентной) организации — организации вообще, имеют место и планы, и рынки, но никак при этом не чистые феномены, вовсе не самостоятельные и однозначно не доминирующие. Чистый «планизм», как и чистый «маркетизм» (как, собственно, и чистый «экономизм») — мифы, не имеющие отношения к сложной, разнообразной и вариативной хозяйственной реальности.

Уместно заметить, что где-то в 1990 или 1991 гг. я сделал заявку в издательство «Экономика» на подготовку и издание книжки под нестандартным названием «Ни план, ни рынок», вызвав при этом немалое удивление и логичный в данном случае вопрос: «Тогда что?», но, вследствие начавшихся трудностей у издательства и отсутствия у меня лично необходимых финансовых средств, намерение моё не было исполнено, хотя сам подход к трактовке реальной хозяйственной организации я изложил потом в других работах, в частности, в «Основах теории хозяйственного механизма» (Издательство МГУ, 1994 г.).

И последнее. Я не противник политической экономии, но я и не её ныне энергичный сторонник. Именно неудовлетворение от политэкономии заставило меня сначала заняться теорией хозяйственного механизма, выходившей так или иначе за пределы политической экономии, а потом и уйти в философию хозяйства, вполне уже преодолевающую политическую экономию. И дело не в том, что я не хочу сегодня возрождения политэкономии, а в том, что я, находя, что время политэкономии всё-таки ушло, очень сомневаюсь в возможности её адекватного и эффективного возрождения.

Попытки создать «новую политэкономию» приводят не более чем к некоторым подправлениям «старой» политэкономии, её какому-то частному осовремениванию. Исходная парадигма политэкономии сегодня не работает, а та, которая ныне работает, уже располагается за границами собственно политэкономии, так и не определившей ни что такое экономия (экономика), ни что же означает предикат «политическая», следственно, так и не определившей самою себя.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Ноябрь 2019
21
Четверг
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->