wrapper

    

 

Международный политический конфликт, как и любой внутренний, представляет собой столкнове­ние противоположных интересов, целей, ценностей, взглядов и связанных с их реализацией действий. Но его отличие от внутригосударственного заклю­чается в конкретной природе, содержании, специфике субъектов, в особенностях механизма возник­новения и развития, технологии регулирования и разрешения [1, 205].

В самом деле, по своей природе международный конфликт является внешним для данной страны, го­сударства. Его причина, источник кроются не во взаимодействиях индивидов или групп, граждан или институтов данного общества (российского, французского, польского и т. д.), а в возникших противоречиях между интересами разных, существующих отдель­но друг от друга социально-политических и нацио­нальных сообществ людей. Субъектами междуна­родного политического конфликта выступают отдельные государства, группы государств, объеди­ненные в союзы, коалиции, либо представляющие их организации, подобные, скажем, ООН, или об­щественно-политические организации, или, наконец, какие-то идеолого-политические и религиозные движения. Сфера их зарождения и действия — те или иные страны, меж­дународные политические отношения, а не взаимо­действия субъектов в рамках одной политической системы (различных ее носителей — слоев, партий и т. д.). Что касается интересов, целей, ценностей и взглядов, то в данном случае фигурируют те, кото­рые в обобщенной форме выражают главные жиз­ненные потребности и устремления, идеалы и дух конкретного народа или значительной его части, потребности, от удовлетворения которых зависит само существование, безопасность или благососто­яние этого народа, его государства как единого це­лого.

В международном политическом конфликте противостоят не частные интересы и цели, а общие государственные интересы. В первую очередь инте­ресы, связанные с обеспечением безопасности и су­веренитета государства, с защитой его территории, экономического, социокультурного и информационного пространств.

Как показывает современная действительность, вопросы строгого соблюдения либо игнорирования основных принципов международного права становятся все более актуальными. Сегодня это было еще раз подчеркнуто в связи с новыми сложившимися геополитическими условиями — а именно, при подходе к оценке вхождения Республики Крым и Севастополя в состав Российской Федерации. Кроме прочего, вопросы использования и соблюдения принципов международного права все чаще обостряются на международной арене. Именно это в полной мере обусловливает значимость изучения в научном плане действующих принципов международного права — как основополагающих начал, норм и руководящих принципов функционирования межгосударственной системы, которые обладают высшей юридической силой и выражают закрепившиеся устои практики международных отношений.

Когда речь заходит о нацио­нальных конфликтах, объектом анализа являются отношения, где даже теоретически было бы не со­всем корректно выделять те или иные сферы обще­ственной жизни. Это комплексные отношения, где внутренне взаимосвязаны, переплетаются, перехо­дят одни в другие социальные, экономические, политические, культурологические, правовые, соци­ально-психологические, наконец, религиозные фак­торы. Отсюда проистекает сложность в исследова­нии национального конфликта, в понимании его природы, динамики и способов разрешения. Национальный конфликт — это конфликт между национально-этническими общностями или их час­тями. По своим типологическим характеристикам национальный конфликт является прежде всего со­циальным, поскольку его субъектами выступают крупные социальные группы, интересы которых ста­новятся противоречивыми вследствие имеющегося неравенства социальных статусов этих групп в дан­ной общественной системе, в конкретной стране. Од­новременно это и конфликт, имеющий политический аспект, ибо ни одна цивилизованная нация не сформировалась вне присущей ей политической органи­зации, политического государства.

Некоторые конфлик­ты, вспыхнувшие в конце XIX в., перманентно во­зобновляются и поныне. Например, курдское наци­ональное движение. Уже на конференции в Верса­ле по итогам Первой мировой войны представители курдов требовали национальной независимости, но ее нет и сегодня. Взаимная вражда балканских на­родов не раз была источником бурь в Европе. С со­зданием в начале XX в. англичанами в Палестине «еврейского национального очага» возник конф­ликт между арабами и евреями, продолжающийся по сей день. Поначалу он был этническим, так как ни та, ни другая народность не являлись нациями. Конфликты, связанные с противоречием между этно-национальными интересами, играют «исклю­чительно важную» роль в наше время, хотя они не­посредственно возникали по спорным вопросам территориально-государственного устройства. Ведь в каждом случае конфликта борьба разгоралась за государственное самоопределение определенной, оказавшейся бесправной этнонациональной груп­пы. Например, в Южной Африке таким было чер­нокожее население; на Ближнем Востоке — арабы-палестинцы, в Турции и Ираке — курды и т. д. В Ев­ропе конфликтами, связанными с этно-национальными различиями, стали: югославский, грузино-абхазский, англо-ирландский; в Азии — между этническими группами Афганистана, Рес­публики Бангладеш, Индии, Индонезии, Камбоджи, Мьянмы, Филиппин, Шри Ланки, Таджикис­тана; в Африке — между этносами Алжира, Анго­лы, Либерии, Руанды, Сомали, ЮАР, Судана, Эфи­опии; в Центральной и Южной Америке — между различными этническими общностями Колумбии, Гватемалы, Перу [1, 279].

В настоящее время и в ближайшем будущем начнут меняться экономические условия. Вся система хозяйственных отношений выстроена на экономической базе, которая определяется следующими факторами: правовой базой, общепринятой практикой (как кодифицированной, так и нет), личным опытом участников.

Однако есть и четвертый фактор, который играет свою роль, — это неявные правила, навязанные государством. Классический пример такого фактора — санкции США и европейских государств, введенные против России. Здесь экономические отношения не противоречат правовым нормам, как и экономическим принципам, но государства принимают политические решения. Есть еще один элемент, когда более сильное государство навязывает свои правила более слабым: налоговая и санкционная политика США.

Мы исходим из того, что происходящие экономические изменения соответствуют действительности и будут весьма существенными. В какой-то момент наступит ситуация, когда действия конкретных хозяйствующих субъектов будут меняться настолько, что станут противоречить и практике, и законодательству, и политической целесообразности. Пример из российской истории: начало 1990-х гг., когда в условиях высокой инфляции в России жизнь требовала оформления всех сделок только в иностранной валюте. При этом законодательство это прямо запрещало, общепринятая практика не была сформирована, и в результате возникла ситуация острого общественно-политического конфликта. Данный конфликт был решен путем принятия государством политического решения: любые законодательные ограничения, касающиеся валютных операций, не применяются. Хотя формально такие ограничения были отменены в 1996 г. В 1992 г. на территории России была введена свободная конвертация доллара США, и значительная часть внутреннего российского денежного оборота стала осуществляться в валюте (в том числе наличной).

Позднее валютное законодательство снова стали ужесточать, прежде всего, по налоговым причинам. Сегодня в России крупные валютно-обменные операции контролируются, цены номинированы в рублях и их привязка к иностранной валюте запрещена. Последнее ужесточение валютного регулирования произошло после декабрьской девальвации 2014 г.

В странах ЕС, ситуация может стать еще более сложной. Дело в том, что законодательство ЕС состоит из двух слоев: национального и общеевропейского законодательства. Последнее, с одной стороны, жестко ограничивает хозяйственную деятельность на национальном уровне, с другой — дает различные преференции и финансирование. Резкое ухудшение условий на национальном уровне может потребовать довольно сильных изменений законодательства, как это было в России. Однако ограничения, внесенные на уровне ЕС, законодательно изменить на национальном уровне будет невозможно.

С большой вероятностью можно предположить, что дополнительным фактором, влияющим на развитие конфликта в Евросоюзе, становится навязывание Германией своей позиции всем странам ЕС изнутри, а США и Китая — снаружи. Сегодня США не только принуждают страны ЕС к экономически невыгодным санкциям против России, но и втягивают ЕС в североатлантическую зону свободной торговли. Если этот проект все же будет реализован, он — практически неминуемо — приведет к сильной деинституализации ЕС в пользу США. Серьезно здесь страдает Германия, экспортирующая большое количество товаров, в частности класса люкс, в Россию. То же самое относится к Италии и Греции, поэтому все они хотят мира. А США, по сути, терять нечего в этом конфликте, в этом и заключается проблема — им это выгодно. И поэтому они продолжают оказывать давление на Россию и запугивать Европу просто несуществующей, по нашему мнению, угрозой, якобы исходящей от России, которая, конечно же, дает США предлог наращивать в Европе свое военное присутствие.

Если отстраниться от санкционной риторики и конфликта ЕС—Украина—Россия, мы увидим, что Евросоюз раздирают внутренние конфликты. Разговоры о выходе Греции из зоны евро ведутся не первый день. По признанию многих, это могло бы стать довольно приемлемым шагом для страны, позволив девальвировать национальную валюту и укрепить экономику. Но цепная реакция, которую породит выход страны из состава еврозоны, заставляет ЕС раз за разом спасать Грецию, а предстоящие проблемы и потеря поддержки не дают ей самой пойти на такой шаг. Вместе с тем нарастает напряженность с госдолгом Испании. По предварительным оценкам, для финансирования испанских банков понадобится минимум 62 млрд евро. Проблемы Испании на порядок серьезнее греческих, и их решение будет еще более сложным и ресурсоемким.

Все это требует принципиально пересмотреть систему отношений в рамках приведенных четырех факторов с целью обеспечить бо́льшую эффективность в условиях резких негативных изменений экономики.

Литература

1. Основы конфликтологии: Курс лекций. Ростов н/Д, 1998.

 

Текст опубликован в ФХ №4, 2015

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 IMG 20190830 190109

 

Календарь

Октябрь 2019
23
Среда
Joomla календарь
метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function (d, w, c) {
(w[c] = w[c] || []).push(function() {
try {
w.yaCounter47354493 = new Ya.Metrika2({
id:47354493,
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true,
webvisor:true
});
} catch(e) { }
});

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],
s = d.createElement("script"),
f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); };
s.type = "text/javascript";
s.async = true;
s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js";

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks2");
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->

метрика

<!-- Yandex.Metrika counter -->
<script type="text/javascript" >
(function(m,e,t,r,i,k,a){m[i]=m[i]||function(){(m[i].a=m[i].a||[]).push(arguments)};
m[i].l=1*new Date();k=e.createElement(t),a=e.getElementsByTagName(t)[0],k.async=1,k.src=r,a.parentNode.insertBefore(k,a)})
(window, document, "script", "https://mc.yandex.ru/metrika/tag.js", "ym");

ym(47354493, "init", {
clickmap:true,
trackLinks:true,
accurateTrackBounce:true
});
</script>
<noscript><div><img src="/https://mc.yandex.ru/watch/47354493" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript>
<!-- /Yandex.Metrika counter -->