wrapper

    

Категория: Избранное

Аннотация. В статье разбирается книга Ю.Михайлова «Блики и срезы». По мнению автора статьи, Ю. Михайлов принципу гуманизма противопоставляет принцип софийности. В человеке главное не личность, а устремленность за пределы человеческого к Софии.

У меня в руках поэма «Блики и срезы» Ю. Михайлова. Бреду по «стихобредням». Читаю: «Друг — другой, — такой же, как и я». И здесь же предостережение: «Измена — фактор роковой». Чуть далее: «Как сладостно с друзьями расставаться!».

Мне грустно и зябко. Другого не жалко, потому что другой хочет дать нам форму. Другой определяет нашу сущность. Хотя разве можно жить без другого? Без того, кто обернется на «эй, послушайте». А что, если этот другой в тебе, ты сам? Не относимся ли мы к себе, как к другому? Расстроенный другим, заглядываю в «Ненужное». Выбираю «Блаженство». В нем по-змеиному мудрое признание:

«Теперь — на склоне лет — я понимаю,

зачем отшельники в глуши пустынь гнездятся

и почему уходят старцы из ими вскормленных семей;

они уходят от людей — весьма уже постылых,

как раз туда, где их — людей — поменьше,

а то и вовсе нет…».

В поэме Юр. Михайлова никто не желает кланяться человеку. Мне даже кажется, что здесь его не любят. А ведь еще недавно в человеке искали следы присутствия личности. В поэме ни один блик и ни один срез не напоминает нам о существовании личности. Теперь главное не личность, а человек. Вернее, даже не человек, а устремленность за пределы человеческого, или, как говорит герой поэмы, устремленность к Софии. Теперь мы знаем, зачем уходят старцы и почему они все бросают. Ответ поэмы таков — чтобы «войти в себя, собой побыть». Герой поэмы Юр. Михайлова отворачивается от мира, в котором есть все, но нет нашего «я». Он неуклонно идет к себе, чтобы встретиться со своей самостью. Чтобы однажды заговорить не на языке другого, а на своем языке. Однако тот, кто говорит от своего имени, должен принять как должное непонимание и одиночество. В поэме я нахожу проникновенное:

«Мой голос одинок,

он вопиет в людской пустыне,

среди давно уже глухих

и ничего уже не зрящих».

Как можно жить среди глухих? Либо оглохнуть самому, либо рискнуть пройти через абсурд. Абсурд — это отрицание глухоты. Оглохшие, потерявшие слух не слышат голос Бога. А мы не глухие, ab-surdum, мы еще слышим голос Бога. Тема одиночества развивается неожиданным образом в «Недоуменьи»:

«Я все пишу!

Зачем? Не знаю!».

Бессмыслица для героя поэмы — это не отсутствие смысла. Это возможность его найти, т. е. учредить. Герой Юр. Михайлова все знает. Он говорит:

«Мне никто уж не нужен, да и я — никому!

Сам себя ненавижу, сам себя и люблю…».

И вот в «Памятнике» лирический герой поэмы признается:

«Я зрю — придет еще на Землю гений,

Которого заденет скрытый в текстах смысл…».

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 fh2 2017

Календарь

Апрель 2017
27
Четверг
Joomla календарь