wrapper

    

Аннотация. Продолжающаяся в России рецессия как следствие усиления различного рода угроз требует переосмысления определенных хозяйственных явлений и процессов. Как следует анализировать эффективность национальной экономики и ее безопасность в современных условиях? Авторское видение методологии такого анализа представлено в данной статье.

***

Сложности в российской экономике, вызванные нарастающими внутренними проблемами и усугубленные в последние годы внешними неблагоприятными факторами, заставляют еще раз внимательно присмотреться к качественным характеристикам экономической системы, к методологическим, теоретическим и практическим вопросам ее исследования. Представим свое видение таких вопросов на примере таких двух принципиально важных для национальной экономики категорий, как эффективность производства и экономическая безопасность.

Эффективность производства. Под эффективностью вообще можно понимать некую целедостижимость. Если производство в конечном итоге должно служить удовлетворению потребностей людей, то и соотношение произведенной продукции и общих потребностей, иначе говоря, степень удовлетворения этих потребностей по объему, структуре и качеству должна характеризовать уровень эффективности. В рыночной экономике общие потребности принимают форму платежеспособного совокупного спроса. Тогда речь может идти о соотношении совокупного спроса и совокупного предложения.

Более распространенное представление об эффективности вообще основано на сравнении выхода некоей системы и ее входа. Для экономики это соотношение результата и затрат на его получение. Для макроэкономического (национального) уровня в качестве результата чаще всего используется валовый внутренний продукт (ВВП). А вот затраты бывают как текущие, так и капитальные. Одно время были попытки свести оценку эффективности производства к одной формуле — соотношению общественного продукта к приведенным затратам. Последние исчислялись как сумма текущих затрат и основного капитала, умноженного на нормативный коэффициент эффективности. Этот коэффициент, в свою очередь, брали в качестве обратной величины к нормативному сроку окупаемости.

С точки зрения теории порог приведенных затрат состоит в смешении процессов создания потребительной стоимости и формирования издержек. На самом деле эмпирическая связь между двумя видами затрат есть превращенная, искажающая действительные процессы форма взаимодействия производственных ресурсов (капитала и рабочей силы), их взаимозамещения. Причем в действительности замещение текущих затрат основным капиталом происходит в сравнительно узких пределах, в приростной зоне. Кроме того, если брать ВВП в динамике, то будет меняться структура основного капитала и соответственно нормативный коэффициент эффективности. Тогда устраняется сама возможность «соизмерения» текущих и капитальных затрат. (При тождестве эффекта и сроков исполнения показатель сравнительной экономической эффективности капитальных вложений, используемый при выборе лучшего из вариантов решения технических и хозяйственных задач, вполне применим.)

В отличие от такого «плоского» и одномерного подхода мы считаем, что экономическую эффективность нужно рассматривать на трех уровнях. Для создания общественного продукта в единстве его количественных и качественных характеристик требуются ресурсы: материальные, природные и трудовые, обладающие определенным экономическим потенциалом. Вступая во взаимодействие друг с другом, ресурсы становятся факторами производства. И конечным результатам (потребностям), и факторам производства присущи дополняемость и взаимозаменяемость. Экономическая эффективность производства на первом ресурсном уровне выражается через отношение общественного продукта к совокупности взаимодействующих ресурсов (факторов). Это первый и достаточно поверхностный уровень эффективности.

На втором, сущностном, уровне необходимо выяснить действительную, т. е. неравнозначную роль производственных факторов. Глубинную основу производства образует процесс труда. При его осуществлении природные и часть материальных факторов выступают в качестве предмета (материала) труда, другая часть материальных факторов — в качестве средства труда, трудовой фактор — в качестве субъекта труда. В трудовом процессе субъект труда посредством средства труда воздействует на предмет труда. В результате создается продукт труда. Роль человека в этом процессе уникальна. Нисколько не отрицая «соответственного участия» вещественных факторов и не умаляя их значения в процессе труда, необходимо подчеркнуть, что они обладают «пассивным содержанием» по отношению к живому труду. Ведь они не сами по себе реализуют свое предназначение, а именно трудовая деятельность «заставляет их играть роль своего материала и своего средства». Активно преобразовательную роль живого труда можно разложить на следующие взаимосвязанные составляющие: интеграция факторов в единое целое, приведение в движение вещественных факторов, активное начало в изготовлении потребительной стоимости определенного качества как содержания всего процесса. На втором, сущностном, уровне эффективность производства находит свою меру в производительности труда, то есть соотношении общественного продукта и живого труда.

В некоторых публикациях и даже в учебниках производительности труда отведена роль частного показателя эффективности. Очевидно, что при такой трактовке, во-первых, игнорируется многоуровневая структура важнейшей экономической категории, во-вторых, фактически отрицаются интегративные свойства производительности труда, являющейся в действительности первоосновой изменений в других уровнях эффективности производства. Хотя повышение сущностной эффективности вызывается системным воздействием факторов, т. е. с учетом их взаимопереплетения, тем не менее она имеет исходную, глубинную причину своего возрастания. Таковой является человеческий фактор, его всемерная активизация. Собственное значение человеческого фактора в качестве средства увеличения сущностной эффективности наиболее явственно проявляется в том, что ее рост может происходить при сравнительно неизменных естественных, материальных, естественных и организационно-экономических условиях осуществления труда. Именно он прямо или через различные опосредования приводит к изменениям в других факторах повышения производительности труда и их соотношении, выступает движущей силой этого процесса. Без должного учета и создания благоприятных условий для функционирования человеческого потенциала весь комплекс факторов роста эффективности труда не сможет работать на полную мощность. Усиление воздействия человеческого фактора на повышение индивидуальной, локальной и общественной производительности труда в современных условиях достигается различными путями. Кроме внешних условий роста индивидуальной эффективности труда, связанных с использованием высокопроизводительной техники, инновационных материалов, новых форм материального стимулирования, в настоящее время все большее значение приобретают внутренние побуждения работников к содержательному труду, к решению творческих задач, что требует введения эффективных систем продвижения персонала к более сложным видам деятельности. Увеличение локальной производительности труда основано, прежде всего, на преимуществах кооперативного характера труда, на возникающих при этом трех эффектах; суммарном, синергическом и эффекте создания новой производительной силы. Свои особые источники возрастания имеет и общественная производительность труда. В первую очередь ее динамика определяется объемом, качеством (образованием и производственным опытом) и прогрессивностью структуры совокупного работника общества, его концентрацией на крупных и эффективных предприятиях, сосредоточением в перспективных регионах, а также усилением кооперационных связей между хозяйствующими субъектами.

Результаты общественного производства с позиции всей национальной экономики подразделяются на готовые продукты (средства труда и предметы потребления) и незавершенные продукты (сырье, полуфабрикаты). Процесс образования любого готового продукта и общих затрат на него происходит по ступеням производства от исходного через промежуточный к финишному ярусу экономики. В каждом последующем звене он подвергается обработке, впитывает в себя затраты, переносимые с закрепленных в этом звене средств труда (амортизацию) и добавляемые живым трудом, повышается степень его готовности. Совокупность готовых продуктов (или результатов производства предприятий финишного яруса экономики) составляет готовую общественную продукцию. Она вместе с годовым объемом услуг образует ВВП. На третьем, затратном, уровне экономическая эффективность принимает вид отношения общественного продукта к общим затратам живого и овеществленного труда. Модель многоярусной экономики позволяет наглядно показать, каким образом может происходить снижение общих затрат. Во-первых, экономией затрат живого труда, во-вторых, более полным использованием задействованных средств и предметов труда. В этом случае на продукт будет переноситься меньше овеществленного труда. В-третьих, применением более дешевых на единицу мощностей машин, оборудования, качественных и менее дорогих сырья, материалов, полуфабрикатов. Объем затрат, содержащихся в средствах производства, которые поступают на данное предприятие, определяется производительностью труда на предприятиях-поставщиках. Именно живой труд, его производительность первопричина всех изменений. Полученная всеми тремя способами экономия затрат будет поэтапно накапливаться при переходе от начальной к конечной стадии и достигнет максимальной величины на финишных предприятиях.

Выделение трех уровней экономической эффективности, имеющих собственное содержание, не отрицает целостности исследуемой категории как меры использования ресурсов, труда и затрат. Все ее три уровня имеют общее содержание, выражающееся в необходимости «достигать производственной цели с наименьшей затратой средств».

И ресурсный, и затратный уровни подчинены сущностному уровню эффективности и в определенном смысле сводимы к нему. Улучшение качества ресурсов (факторов) и нахождение оптимальной комбинации между ними, в конечном счете, направлены на увеличение производительности труда. Повышение затратной эффективности вызывается ростом сущностной эффективности.

Целостность эффективности производства проявляется и в сходстве ее критериев: у них общий числитель — общественный продукт (ВВП), знаменатель тоже имеет единую основу — общественный труд (правда, он предстает в разных конкретных формах: в виде взаимодействующих ресурсов, живого труда, совокупных затрат). Расчеты показывают, что все три критериальных показателя экономической эффективности имеют хоть и разную, но схожую динамику, причем и факторы роста этих показателей действуют в одном и том же направлении.

В этой связи вызывает некоторое удивление изменение места России в рейтинге глобальной конкурентоспособности, составляемом Всемирным экономическим форумом (ВЭФ). В 2014 г. РФ поднялась по этому рейтингу с 64 до 53 места, в 2015 — с 53 до 45 места, в 2016 — с 45 до 43 места [5]. В то же время производительность общественного труда составила в 2014 г. 100,9% от предыдущего года (т. е. в пределах статистической погрешности), в 2015 г. — 96,8% от 2014 г. В 2016 г., по прогнозу Минэкономразвития, ожидается падение ВВП на 0,6%, значит и производительность труда вряд ли превысит уровень прошлого года. Кроме того, с 2013 г. в РФ постоянно падает фондоотдача, которая может рассматриваться как превращенная форма производительности труда. А ведь такой известный специалист по проблемам международной конкуренции, как М. Портер, утверждает: «Единственная разумная концепция конкурентоспособности на национальном уровне — это производительность» [4, 168]. Получается, что основа роста конкурентоспособности всей экономики — производительность труда — за три последних года фактически снижалась, а сама конкурентоспособность возросла так, что Россия за это время «перепрыгнула» сразу на 20 ступенек вверх по рейтингу ВЭФ.

Экономическая безопасность. Эту категорию, отражающую важнейшую сторону национальной экономической системы, а именно, ее устойчивость к внешним и внутренним угрозам, также лучше всего анализировать с позиции многоуровневого подхода. Такой анализ был сделан нами в предыдущей публикации [3, 236 — 243]. Здесь мы оценим различные элементы трех уровней эффективности производства с позиции экономической безопасности. Проведем собственные расчеты на основе последних статистических данных Росстата, сравнивая фактические значения показателей безопасности за 2015 г. [5] с их пороговыми значениями. Последние взяты из представленных в литературе систем измерения разных видов экономической безопасности [2, 290; 1, 19 — 22].

Ресурсный (первый) уровень эффективности (соотношение макроэкономического результата и взаимодействующих ресурсов). Результат общественного производства с позиции динамической безопасности: темп роста ВВП составлял 97,3% (при пороговом значении 106%), т. е. российская экономика находилась (и продолжает находиться) в фазе рецессии. Пороговое значение (6% годового прироста ВВП) примерно равно среднесрочному прогнозному темпу прироста ВВП нашего ближайшего соседа и мирового экономического лидера Китая. Но уже сейчас понятно, что разрыв в динамике ВВП между нашими странами продолжает увеличиваться. Структурная безопасность: доля обрабатывающих отраслей в промышленности составляла 67% (пороговое значение 70%), а удельный вес машиностроения в промышленности 12,5% (пороговое значение 25%), т. е. ровно в 2 раза меньше. Для сравнения — в некоторых индустриально развитых странах машиностроительный комплекс занимает и 30%, и 40 и 45% от всей промышленности.

Ресурсы: о производительности наличного основного капитала можно судить по показателю износа основных фондов. При пороговом значении 40% для всей экономики он составлял 50,5%, причем для отраслей добычи полезных ископаемых 56,3, рыболовства, рыбоводства — 57,9, строительства — 53,5, транспорта и связи — 59,1, образования — 53,0, здравоохранения — 57,4. Чтобы стимулировать экономический рост и, соответственно, повышение эффективности производства необходимо увеличить долю инвестиций в основной капитал в ВВП, как минимум, на 7%, Фактические объемы инвестиций в основной капитал (% к ВВП) составляли 18% при пороговом значении 25%. Хотя для масштабной модернизации экономики путем неоиндустриализации, в чем остро нуждается Россия, за ориентир следует взять 30% и выше, поскольку именно при таких величинах отсталые ранее страны (Япония, Южная Корея, Китай) совершили технологический рывок и добились значительных успехов в социально-экономическом развитии.

Проведение денежными властями во имя финансовой стабилизации фактически политики стерилизации (т. е. в прямом значении слова «лишение способности к воспроизводству») денежной массы привело к многолетнему хроническому дефициту денег в экономике. Так, уровень монетизации (M2) на конец года (% к ВВП) составил 44% при пороговом значении 75%. При этом в некоторых странах (например, в Канаде, Швейцарии, Великобритании, Японии, Китае, Республике Корея, Малайзии) при сопоставимом или меньшем уровне инфляции этот показатель превышал 100%.

Второй уровень эффективности — производительность общественного труда. На этом уровне общественный продукт рассматривается как результат труда различной квалификации. Высококачественный труд должен себя реализовать в производстве инновационных товаров, выполненных работ, услуг. Доля отгруженной инновационной продукции в процентах ко всей промышленной продукции составила 8,4%       при пороговом значении 30%. Что касается мирового рынка наукоемких товаров, то удельный вес российской высокотехнологической продукции на нем всего 0,3%, что ниже порогового значения 3% ровно в 10 раз.

Затраты живого труда. Для того, чтобы производить высокотехнологическую продукцию, нужно чтобы все больше занятых трудились в наукоемких секторах экономики. Вот как об этом пишет М. Портер: «Особый интерес для нас представляют детерминанты успеха на международном уровне в сегментах и отраслях, соответствующих высоким технологиям и способствующих достижению высокой и всевозрастающей производительности» [4, 170]. Доля инновационно-активных предприятий в общем числе организаций в России составила 10,9% при пороговом значении 40%. Высококвалифицированный труд требует предварительного повышения затрат на внутренние научные исследования и разработки. В современных условиях расходы на научные исследования должны составлять как минимум 3% к ВВП, у нас они были 1,13%. Для сравнения в 2014 г. этот показатель был в Израиле 4,21%, Республике Корея — 4,15, Японии — 3,42, Финляндии — 3,31, Швеции — 3,30%. Конкурентоспособную продукцию может производить только здоровая, образованная и культурно продвинутая рабочая сила. Поэтому и средства на развитие соответствующих отраслей необходимо выделять в достаточном количестве. Общие затраты на здравоохранение, образование и культуру необходимы в размере 15% от ВВП, в РФ они всего 8%.Загрузка трудового фактора — уровень безработицы — составила 5,6% (пороговое значение 4%).

Третий уровень эффективности — соотношение общественного продукта и общих затрат труда. Что касается характеристик результата общественного производства с позиций экономической безопасности, то они были рассмотрены выше. На теоретическом уровне в отношении общих затрат должна действовать следующая закономерность: с ростом производительности труда доля живого труда уменьшается, доля прошлого труда увеличивается, но общая сумма затрат труда уменьшается. Поскольку в чистом виде затраты должны выражаться в цене, постольку темп роста цен всех товаров должен отставать от увеличения общей массы общественного продукта (физического объема ВВП). Но на цену в реальности оказывают воздействие многие факторы, в том числе степень монополизации экономики. Поэтому в 2015 г. при падении ВВП на 3,7% индекс-дефлятор ВВП составил 107,7%, индекс цен промышленной продукции — 110,7, индекс цен сельскохозяйственной продукции — 108,5%. В отношении цен на потребительские товары в силу особой важности этого показателя как для макроэкономики, так и для социальной устойчивости, в концепции экономической безопасности было введено пороговое значение 106%. В России фактическое значение индекса потребительских цен составило в прошлом году 112,9%.

Подводя общий итог, следует отметить, что многоуровневый подход, использованный при анализе эффективности производства, позволяет дать объемное представление об этой первостепенной важности категории, выявить различие и единство ее уровней, проследить прямые и обратные связи между ними. Наложение на эти уровни оценочного аппарата экономической безопасности, которая сама имеет многоуровневое строение, через сравнение фактических и пороговых значений критериальных показателей, способствует обнаружению проблемных узлов (угроз, опасностей) в процессе развития экономики. Тем самым такая сигнальная система дает возможность через разработку и реализацию комплекса соответствующих мероприятий оперативно нейтрализовать или минимизировать данные негативные факторы. В этом состоит практическая значимость изложенного подхода.

Литература

  1. Глазьев С.Ю. Создание системы обеспечения экономической безопасности и управления развитием России // Менеджмент и бизнес-администрирование. 2015. №
  2. Инновационные преобразования как императив устойчивого развития и экономической безопасности России / Под ред. В.К. Сенчагова. М.: «Анкил», 2013.
  3. Кайманаков С.В. Применение системного подхода к исследованию национальной экономической безопасности России // Международная научная конференция «Ломоносовские чтения — 2016». «Экономическая наука и развитие университетских научных школ» (к 75-летию экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова): Сборник статей. М., 2016.
  4. Портер М. Конкуренция: Пер. с англ. М.: Издательский дом «Вильямс», 2000.
  5. Федеральная служба государственной статистики // URL: http://www.gks.ru/.
  6. Global Competitiveness Index // URL: http://reports>.weforum.org/global-competitiveness-index/competitiveness-rankings/


References

1.Glaz'ev S.Yu. Sozdanie sistemy obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti i upravleniya razvitiem Rossii // Menedzhment i biznes-administrirovanie. 2015. №4.

2. Innovatsionnye preobrazovaniya kak imperativ ustoichivogo razvitiya i ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii / pod red. V.K. Senchagova. M.: «Ankil», 2013.

3.Kajmanakov S.V. Primenenie sistemnogo podhoda k issledovaniju nacional'noj jekonomicheskoj bezopasnosti Rossii // Mezhdunarodnaja nauchnaja konferencija «Lomonosovskie chtenija — 2016». «Jekonomicheskaja nauka i razvitie universitetskih nauchnyh shkol» (k 75-letiju jekonomicheskogo fakul'teta MGU imeni M.V. Lomonosova): Sbornik statej. M., 2016.: Ekonomicheskii fakul'tet MGU imeni M.V. Lomonosova, 2016.

4.Porter M. Konkurentsiya: Per. s angl. M.: Izdatel'skii dom «Vil'yams», 2000.

5.Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki // URL: http://www.gks.ru/.

Контакты

 

 

 

Адрес:           


119991, ГСП-1, Москва,

Ленинские горы, МГУ
3 учебный корпус,

экономический факультет,  

Лаборатория философии хозяйства,к. 331

Тел: +7 (495) 939-4183
Факс: +7 (495) 939-0877
E-mail:        lab.phil.ec@mail.ru

Последний номер "ФХ"

 fh2 2017

Календарь

Ноябрь 2017
19
Воскресенье
Joomla календарь